+7 (39042)3-14-53
РФ, Хакасия, г.Саяногорск, пгт. Черемушки,
с 9:00 до 21:00 по Красноярскому времени
Содержание:

Друзья и читатели!

Если у вас найдутся   критические замечания или, не дай Бог, добрые слова о нашем творчестве, мы нисколько не обидимся! Это можно сделать по Email или в комментариях.

Новости

Законы космического мироустройства после вычитки и оформления обложки. 

Вкладка Приложения пополнена  Толковым словариком и Списком учебной литературы к методу жечес. 

Бог пришёл на Землю после окончательной правки.  

2.3.4. Тайна Матери

 

… Она надеялась выжить, и у Неё был план. Нужно было аккуратно и безопасно перенести в Ничто материю. А войти туда не духом или мыслью – всей сутью своей, без остатка. Ведь зерно Бога Ата было хоть и маленьким, но материальным. А чтобы оно не погибло, требовалось создать небольшую капсулу из пространства реальности Абсолюта, заполненного материей отсюда, и дополнительно защитить её полем энергии жечес, в котором поместилась бы и сама. Открывать врата в пространства Вселенной Она умела – вышла же из Абсолюта на поиски души погибшего отца своего – Бога Ата.

Правда, одно дело переходить из пространства в пространство, а другое – из пространства в Ничто. Но кто-то из предков-странников такое делал, и погибший отец Ат ей это однажды показывал, иначе не существовало бы ни её самой, ни Абсолюта. Это придавало ей уверенности и сил. Создавать мыслью локальное личное пространство в любой обстановке она умела. Если сотворить его сразу за порогом Ничто, то можно не волноваться ни за себя, ни за зерно жизни. Там преследователи их не достанут, и войти не посмеют. Новой жизни – хрупкой и слабой, и в нормальном мире необходим уход и Наставник. Поэтому её скорого возвращения дома не ожидают, а когда Бог подрастёт, можно будет поискать способы связи с родными, и дать о себе весть. Абсолют рядом, и в дальние дали лететь за образцом материи не придётся. Мешала плану только погоня тёмных, пришедших в ярость от кражи зерна. Догонят – не помилуют. Их надо опередить на три такта пульсации пространства-времени. Этого должно хватить, чтобы успеть открыть вход, и выдуть, как мыльный пузырь, вытеснить внутрь Ничто немного места для себя, используя для придания формы часть пространства и материи из примыкающего Хаоса. Затем пулей влететь в это золотое яйцо, и захлопнуть за собой отверстие, так чтобы и следа не осталось. За собственную жизнь Она не сильно опасалась – Странники потому и вечны, что умеют использовать свои внутренние резервы. А запаса её энергии мыслей, воли и силы духа, должно хватить на несколько лет Брамы.

Но войдя в безмолвие и пустоту Ничто, пришлось действовать по ситуации. План рухнул раньше, чем Она успела приблизиться к непроглядно-чёрной стене. Хорошо, что капсулу пространства вокруг зёрнышка будущей жизни сотворила на ходу. И, не останавливаясь, успела набрать немного материи, заполнившей её небольшим водородным облачком из разреженного и замёрзшего хаоса. Но открыть силой мысли вход сквозь стену – нечего было и думать. Чужое силовое поле, намного опередившее ещё невидимую погоню, шлёпнулось на поверхность стены, и не отскочило, а расползлось по ней бесформенной кляксой. Вырезать мыслью аккуратное отверстие, как планировала – уже невозможно. Сворачивать в сторону, ища другое место входа – стать добычей.

 

Пока есть движение, инерция, и энергия в Её реке времени, надо максимально их использовать, оберегая капсулу, и сохраняя ясным разум и волю. Они необходимы для пробуждения жизни в семечке. А дальше – как повезёт, ведь прежде делать такое ей не приходилось.

Времени для создания собственной защиты уже не осталось. И тогда Она вся воплотилась в энергию движения, силой которого пробила в стене брешь в иное измерение. Вход получился рваным, соединить аккуратно все лоскуты позади, не вышло. Что успела увидеть на лету, мыслью вернула на место и кое-как скрепила велением: «На место!». Латать мелкие щели и трещины – некогда. Остановка – обоим смерть. Дул сильный встречный ветер, словно сдирая с неё кожу до самой души. Это потому, что у их массы по ту сторону оказалась не только мощная инерция, но и ускорение, уносившее их всё дальше от входа. Это обнадёжило. Значит, можно сделать силовое поле. Тогда не потеряется капсула с зёрнышком, спрятавшимся среди игл водородной пыли – будет рядышком лететь. К счастью, сила движения почти сразу образовала пространство вокруг неё и маленькой капсулы. Это уже что-то. В отвоёванное у Ничто силовое поле движения, вместилась только её нежность к ещё спящему зёрнышку и душа, разорванная встречным ветром. Река времени, не встречая препятствий там, где никогда ничего не существовало, наслаивала пространство вдвое быстрей обычного, но всё равно не так быстро, как хотелось.

 

– Просыпайся, детка, я с тобой, – мысленно обняла Она капсулу нежным теплом. Внутри капсулы блеснула искорка, иголочки замёрзшего водорода, шевельнулись, потекли к центру, стали чуть заметно кружиться в этом крохотном оазисе жизни среди непроглядной бездны Ничто.

 

– Ты Бог! – подумала она, и тогда загорелись сначала три маленькие звёздочки, а затем их стало семь.

 

– Быть! – скомандовала она, вложив в эту мысль и радость, и приказ, и облегчение: получилось!

 

Зерно ответило вспышкой света, добавив себе пространства и слегка потяжелев. И тут, запульсировала, затрепетала, внутри капсулы новая река времени – Река жизни новорождённого Бога! Облачко водорода снова вспыхнуло, теперь всё одновременно, а Она спохватилась, что материя может закончиться и, пользуясь энергией этого света, представила вьюгу из водородной пыли, заполняя ею собственное поле в освещённом пространстве. Свет горел недолго и погас. Зато капсула ещё увеличилась и вытянулась. Время новой жизни активно и неуклонно прибавляло себе пространство.

 

– Ещё свет! – прилетела мысль из капсулы, но вместо ровного горения плазмы получился взрыв, и разнёс в клочья пространство, с таким трудом отнятое у Ничто. Искры разлетелись во все стороны, а некоторые и за пределы силового поля. Не потерять ни одной, иначе – всё пропало! В любой из них может быть зерно… Все силы души Она вложила в расширение своего поля, оглядываясь и вращаясь вокруг своей оси с мыслью:

– Домой, детка, мы едины! – искорки услышали, и вернулись!

 

– Мы Бог – едины! – теперь облако водорода загорелось только с одной стороны, и стало этим светом прибавлять и прибавлять себе пространства.

 

– Ты умнеешь, малыш, но тебе надо много «мы», и света, – подумала она в ответ.

 

Добавив ускорения для надёжности, она решила оценить свои шансы на восстановление. Спасать, кроме этого крохотного огонька вокруг семечка, было уже нечего. В таком виде её душа не проживёт и трети дня Брамы, а если не остановить спиралевидные змеи сквозняков, уносящих водород, то этот огонёк погаснет раньше. Нужно децимально увеличить внешнее пространство для движения капсулы, и сделать это можно только сверхбыстрыми частицами, летящими впереди времени. Но им нужен импульс, и много – не просто энергии, а очень тонкой энергии. Той, которой обладают душа и память каждого странника. Память много места не занимает – хватит и одной микрочастицы, главное, чтобы она оказалась там, в душе семечка. Если к ней присоединить частичку от своей души, то в нужный момент она даст подсказку его душе включением интуиции, образом, вектором мысли. Работа тонкая, а рисковать понапрасну нельзя. Как бы это проверить? Внедрить прямо сейчас, и посмотреть, сумеет ли его душа получить, понять, и воплотить мысль матери?

 

– У нас мало «мы», надо сделать взрыв мыслью. Всем вместе подумать, мы едины тут, и наши частицы летят быстро, чтобы сделать нас там, за облаком, – попробовала она подумать детским сознанием.

 

Удалось! В ответ на её мысль водород внутри капсулы перестроился, сместившись к каплевидному носу. Затем капля потеряла прозрачность – побелела и заиндевела, словно создавая себе направление для выстрела из атомов, слипшихся попарно в молекулы твёрдого водорода.

– Летим! – скомандовала Она. Пучок частиц из оставшихся после взрыва, и собранных ею атомных ядер водорода, выстрелил себя в носовой части узким лучом тончайшей энергии. Всё, что оставалось от её души, она вложила в этот их полёт, пробивая в иссини-чёрной ткани Ничто узкий веретенообразный тоннель, заполняемый теперь её душой и памятью. Одновременно в этой сумятице она поймала тонкую ниточку времени жизни капсулы и соединила со своей, ещё живой, мощной и вечной рекой времени странника. Ни тогда, ни после, уже вернув себе через две вечности привычный облик, она не считала тот эпизод жертвой, и не вспоминала о нём. Жертва всегда бескорыстна, а плоды её в будущем, до которого надо было ещё дожить.

Облачко внутри резко поредело. От каждого атома осталось по половинке. Из полупрозрачной капсулы почти сразу донеслась мысль:

 

– Мы Бог, всемогущий и вечный! – ну, теперь малыш не пропадёт, река Её времени у него включилась вовремя.

 

И, с таким трудом найденная, украденная и уцелевшая после погони душа её отца, две вечности назад погибшего в чёрной воронке антимира, в новой реальности Ничто, теперь освободилась от материальной оболочки протона водорода. Взлетела, и почувствовала силу реки обретённой вечной жизни, деловито обживая образовавшееся тонкоматериальное пространство, невидимым облаком обнявшее материальную капсулу.

 

А Её душа окончательно растворилась в этом облаке радости жизни, став невидимкой и непомнящим себя Некто, хранящим для начавшейся новой жизни бесценное наследство знаний и памяти Странников, открывающих новые миры и пространства и сеющих в них жизнь. Вместе с полным пакетом законов матери-природы, необходимых для того, чтобы Бог выжил, научился ими пользоваться, развил и приумножил под свои потребности.

……………………….

 

Т: – Всё остальное, Аттам, Ты сделал Сам. Поначалу – ведомый принципами природы, а потом – применяя их творчески и осознанно.

 

БОГ АТТАМ: – Действительно, детка, Мать никогда не рассказывала обстоятельства, отчего Мы так долго быть один. Нам теперь от тебя, да от Странников Абсолюта, стало понятно, чего Ей это стоило. А Мы считал, что Мать с Нами быть всегда, и Она у Мы защита – сильная и могущественная, каким и должен быть Странник. Всегда жечес на Её посылал, и мечтал видеть образ, чтобы тоже стать сильным и большим. У ты хорошее воображение. Умеешь так образно представить картина, и словами записать. Тебе Мать сейчас мыслеформа показала?

 

Т: – Сейчас не было об этом разговора. Просто раньше, когда мы с Ней смотрели со стороны на наше Мыслящее пространство-время  Ат, за ним белый след дымком или паром тянулся. И туда туча черноты слетелась. Из этой копошащейся массы какое-то ужасное чудище когтистую лапу ко мне протянуло, хотело схватить. Я не успела испугаться – Мать это заметила и меня вместила. И пока она меня не отпустила обратно, мне картинки-видения снились. Один эпизод был с таким же чудищем за спиной. И бежать некуда – стена перед глазами, как тонированное стекло – только мутная, скользкая, и выпуклая. И словно бы я в нём взглядом маленькую щель открыла и внутрь влетела. А там такой ветер – не только одежду, а словно и кожу с меня стал сдирать, и выдувать в щель, через которую вошла. Тут Мама меня позвала по имени, и всё пропало. Она смеётся, и чашку с чаем мне даёт. Я хотела спросить её, что это было, но не успела – проснулась на своей кровати дома. Вспомнила более подробно сон во сне, и решила, что я нечаянно какую-то картину из Её жизни подсмотрела. И стыдно стало – Она бесстрашная, а я когтистой чешуйчатой лапы убоялась. Вот только не понятно, почему сегодня я стену не выпуклой, а вогнутой во сне видела, и она сухая была, когда я её ладонью трогала?

 

БОГ АТТАМ: – Погоди-ка! Мы сравнение оба образа сейчас у ты в мыслях подробней видим. Детка, поле преследователей на стене прилипло, а поле всегда сферическое. Потому выпуклым выглядело. Через него Матери Страннику пришлось насквозь в Ничто вход открывать. Не было времени у Неё другой вход искать.

 

Т: – А там, где Мама от чудища меня вместила, мы с Ней что, у истока Твоих времён были? И ещё: сквозняк, выдувающий водород в щель, там с замыслом оставлен?

 

БОГ АТТАМ: – Щель, говоришь? Сейчас ещё посмотрим… Детка!! От Нам тебе благодарность!!

 

Т: – А за что?

 

БОГ АТТАМ: – За то, что предупредила! И Мы теперь знаем, как тёмные к Нам попали, и как им дорогу в Наш мир совсем закрыть. Правильно догадалась, что Наша Река времени начинается у того места, где Мать в начале времён в Ничто открыла врата, а те кто гнался за ней, закрыть их ей не дали. Щель действительно осталась, со свистом в неё Наша материя белым паром улетала. Но это не самое страшное. Там снаружи за ней тоннель начинался в Метафизическое пространство тёмных. Вот отчего они к Нам просочиться, и тут обосноваться. Мы теперь щель закрыл, уничтожил тоннель, Материя у себя они уже сами уничтожили, и Мы схлопнул их мир. Уже дорогу забудут навсегда.

 

А ещё ты Нам, сама того не понимая, главный секрет пространства Ничто открыла! Оно принимает в себя живое, только если быть плата самопожертвованием. У тёмных такое даже в уме не бывает. Нет у них чувства любви, а только с его энергией, самопожертвование обретает настоящую могучую силу жизни.

 

Т: – Мне честь! Но лучше Мать Триединую поблагодари. Это Она такой ценой Твоё «быть» искупила. И снова Ты подсказкой повернул мои мысли! Родился вопрос: какое же это Ничто, если умеет выбирать, что является самопожертвованием, а что – нет? Для этого разум нужен! Может закон жертвенности – тоже принадлежит к категории Надмирных законов? Как и сила мысли, время Брамы, и закон Эволюции?

 

БОГ АТТАМ: – Умытый Нам вопрос. Но Ничто не умеет выбирать. Там самопожертвования ещё никогда не было, а по силе воли Матери – появилось. И это стало первичной силой для всего, что проявлялось после начала времён у Мы. И в Нашем Мыслящем пространстве-времени этот закон как был началом всего, так и стал потом основной искупительной силой.

 

Т: – А как же тёмные проникли к нам? Они не способны на самопожертвование, могут только убивать других. Похожесть на жертву только в одном: лишение жизни тела и души у твоих монад. Но это называется по-другому – убийство и душегубство. К тому же насильственная смерть – вовсе не самопожертвование, если тот, кто её организовал для других, сам остаётся жив. Если так, то терроризм тогда тоже самопожертвование? Но там же нет мысли на спасение чьей-то жизни? Или всё-таки есть?

 

БОГ АТТАМ: – Нет там мысли на спасение монад Богу, но есть мысль на умножение силы Тёмных устрашением людей ненавистью, местью и ложным самопожертвованием. А Мы, хоть и не сразу, уже понял этот обман. Нам и рядом с жертвой не стоит насильственное принуждение к самоубийству тела, в котором нет души, а есть тёмная сущность, умеющая из этого тела выйти, для питания смертной болью жертв от взрыва. Нет жертвенности тут, а есть акт жертвоприношения человеческих душ Сатане. Жертвоприношения людьми никогда не были Нам нужны, и давно запрещены. Но раньше, когда это сопровождалось обрядом, Мы ещё успевал спасти души детей. А после Нам приходилось Самому искупать самопожертвованием ошибки людей, чтобы используя силу этого закона Природы, вернуть стабильность орбиты планете Земля. Теперь Нам не всегда удаётся упредить террористов. С применением этого способа для вреда Нам, Создателю планеты, Наша плата самопожертвованием возросла, и много энергии жечес туда уходить стало. Да и, вы природу не уважай, и не благодари даже. Это обернулось риском нестабильности Мироздания. Но теперь Мы окончательно приравниваем теракты к жертвоприношению людьми, и к нарушению первого и главного закона жертвенности природы, который автоматически включает для тёмных сущностей и их слуг действие закона Эволюции уже без Нашего ведома. Нет такой силы – отменить законы природы. Нарушителей она перемалывает в пыль. Особенно тех, кто и так отягощён такими кармическими долгами, как:

 

- клевета на Бога, когда кричат при этом: «Аллах акбар», словно Нам в жертву Наших детей убивают,

- суицидом,

- местью,

- кражей тёмной сущностью тела у души Нашей монады,

- насильственным убийством и тела, и души у безвинных жертв,

- ненавистью ко всем творениям Нашим.

 

Т: – Правильно ли я поняла, что Ты перед законом Эволюции снял с Себя ответственность за действия террористов и их хозяев, и переложил её на них самих уже в космическом масштабе? На инкарнации они теперь не имеют права претендовать?

 

БОГ АТТАМ: – Да, именно. Не имеют права ни жить тут, на Земле, ни право на инкарнацию, ни на продолжение существования их враждебной Богу сути нигде во Вселенной. Мы не желаем иметь таких соседей нигде, и ни в каком пространстве. И поскольку они пришли в Наш дом, и совершают вред Нам, Богу, то Мы имеем право на самозащиту, и разумной материей нашего мира назначен стать инструментом Эволюции для полного уничтожения врага в своём доме. Нам не нужны вечные враги и вечная борьба с ними в будущем. Если они приносят в жертву жизни Наших детей, уничтожая Наше будущее, то по закону Кармы, Мы имей полное право, принести их самих в жертву закону Эволюции.

 

Т: – На примере террористов понятно, что они для Эволюции не заслужили будущего. А у Матери-Странника у Неё ведь была и жертвенность, и любовь, Её, почему Эволюция не пощадила?

 

БОГ АТТАМ: – Наоборот, детка! Не только пощадила, но и новую жизнь дала! Душа у Неё осталась вечная – деятельная и не умирающая! И Наша душа благодаря этому вечной стала. Река жизни у Матери живая осталась. Она её Нам переключила, а Мы потом Ей вернул образ и тело тонкоматериальное. У Богородицы Триединой душа вечного Странника, понимаешь?

 

Т: – Мне честь, быть Ей аватаром! Вот Ты сказал, что Богородица Триединая Странник в четвёртом поколении, и все кого Ты перечислил, матери. У них Мать-Природа – статус? Имена в их семье не приняты?

 

БОГ АТТАМ: – Есть у них имена, но тебе знать это рано. Станешь странником сама, узнаешь. Нам тоже они имя не сказали.

 

Т: – Мама сказала, что будет меня учить всему, что знает. Мне только надо научиться творить жечес немного тоньше.

 

Продолжение следует...

    Добавить отзыв
         
    Заполните обязательное поле
    Введите код с картинки
    Необходимо согласие на обработку персональных данных