+7 (39042)3-14-53
РФ, Хакасия, г.Саяногорск, пгт. Черемушки,
с 9:00 до 21:00 по Красноярскому времени
Содержание:

Друзья и читатели!

Если у вас найдутся   критические замечания или, не дай Бог, добрые слова о нашем творчестве, мы нисколько не обидимся! Это можно сделать по Email или в комментариях.

Новости

Законы космического мироустройства после вычитки и оформления обложки. 

Вкладка Приложения пополнена  Толковым словариком и Списком учебной литературы к методу жечес. 

Бог пришёл на Землю после окончательной правки.  

Обет

 

Сегодня, в понедельник, двадцать девятого июня… 

(с 7:30 часов утра – зачёркнуто; 
с момента – зачёркнуто; 
сказанного на даче обета – зачёркнуто;)
 
перед  Богом, и Кармическим Советом принимаю все условия испытания, и… 

(даю себе  – зачёркнуто). 

беру на себя обет молчания, и после его оглашения, есмь я обязуюсь до полуночи с четверга на пятницу 3-го июля:

Находиться… (все это время – зачёркнуто) 
в уединении на даче;
 
Не разговаривать в голос; 

Не вести мысленные и телепатические разговоры с кем бы то ни было; 

Не делать кому-либо зова;

Не молиться и не призывать на помощь Ангелов и Бога. 

Есмь я намерена неукоснительно выполнять все эти условия до времени окончания испытания, объявление о котором должна распознать по Знаку от своего Небесного Учителя – Бога Триединого Аттама. Аминь.»

Так? 
Вроде бы. На чистовик перепишу чуть позже, если Учитель одобрит.

Надо ли было упомянуть о том, что мне разрешено?  Наверное, нет. Что не запрещено, то делать можно.

То есть, благодарения за пищу, веления и поручения, жечес-поле и изгоняющую мантру совершать разрешено, но без диалогов и конкретного зова по именам и статусам. Как я, собственно, частенько и делаю. 

Можно раз в сутки сделать звонок мужу по мобильнику. Это чтоб не волновался и не прервал раньше времени испытание. Он предупреждён, увидит на экране вызов от меня, и без слов поймёт, что всё в порядке.

При крайней необходимости, не запрещается даже зов с молитвой.  Но тогда это будет означать отказ от обета и признание собственной беспомощности. Это, если испугаюсь опасности, не исчерпав всех средств самоспасения. 

А если, наоборот? Вдруг, наблюдатели расценят моё молчание и упорство на обете, как неумение трезво мыслить и реально оценивать опасности? От необоснованного отказа от помощи в условиях форс-мажора, авторитета мне не прибавится, зато испытание раньше времени закончится… А наградой тогда будет звание дуры на все времена!

Ещё вот, диалоги запрещены, а вообще – мысли? Я же не смогу совершенно отключить мозги! 

Как, там Учитель сказал? Контроль мыслей. То есть, думать можно, но все они должны быть без ответов собеседника!  Значит, никакой расслабленности! Неустанная сосредоточенность на каждой мысли и на любом действии, как на восхождении в горах.
Какие ещё варианты?

Чуть не забыла! Несмотря на оговорённый мной срок обета, испытание закончится, когда я увижу Знак от Учителя. Не раньше, и не позже! А пока не увижу, или не распознаю этого знака, то все остаётся, как есть, и испытание продолжается. По аналогу с караульным, который пока не пришла смена, не может покинуть свой пост. Вернее, имеет право, но по единственной уважительной причине – если его убили. Надеюсь, со мной до этого не дойдёт! Все-таки – не война. 

А если и через семь дней не увижу знака? Мне что, никто не объявит, что испытание провалено? Как, тогда? На всю оставшуюся жизнь оставаться немой? А обет? Я же беру его на конкретный срок? От понедельника до полуночи в пятницу. В то же время, о продлении испытания и о способе извещения об этом, мне ни слова не сказано!
 
Надо бы этот момент прояснить у Учителя. 

Ну, вот, с правилами и условиями вопросы обозначены. Теперь подумаю, о том, как и каким образом это осуществить? 
 
Первая задача – выжить, не бояться опасностей, и не пренебрегать осторожностью до безрассудства. 

Какие на даче могут быть риски?
 
Самая банальная угроза – травмы и отравления по собственной неаккуратности. Но мало быть внимательной, чтобы обойтись без царапин, отравлений и простуд. Всего не предусмотришь, и не лишне взять с собой аптечку первой помощи, где должны быть перевязочные и дезинфицирующие средства. Из таблеток – хватит аспирина и активированного угля. Такая дежурная аптечка давно путешествует со мной в косметичке, вместе с походным ремонтным набором, там же, где нитки, иголки, пуговицы, свеча, спички, береста и шило. В принципе, на даче аптека под ногами растёт. А травами я пользоваться умею и целебные свойства многих знаю.

Следующая угроза – неадекватные личности, и вторжения на мою территорию с целью наживы. Маловероятно, но возможно. Меры безопасности – огонь костра, свет фонаря,  и не оставлять на ночь на виду предметы, которые можно использовать для нападения. Днём незнакомца видно издали, ночью – страшней. Только, меня этим не напугать – столько раз в тайге одна ночевала! Так, что – это вовсе и не риск.

Третья угроза природные катаклизмы – ураган, грозы, ливень, пожар. Тоже маловероятно, чтобы всё сразу. Пожар можно предотвратить. От низового пала – мы обкосились, да и вода в ёмкости есть. Сама я с огнём умею обращаться и правилами противопожарной безопасности не пренебрегаю. Остальное – незачем накликивать.

Ну и последняя опасность – магические нападения. Это без Учителя отбить сложней, но вроде, у меня будет охрана десяти Ангелов. Правда, общаться с ними запрещено, но веления давать можно. Не смогу сама себя защитить, им сделаю веление.

Отсюда вывод – риски не настолько уж и большие. Тут, надо очень «постараться», чтобы провалить испытание! Только, если сама потеряю самообладание. 

И, конечно, не последнюю роль играет собственная мотивация и психологическая установка – настроишь себя на неудачу, так и получится. И наоборот.  

Мотивация у меня железобетонная, лично для себя я бы так не старалась. А то, что Учителя подведу, и не смогу сдержать обещание о доме для Бога, Иисуса и Богородицы, это самый строгий фактор. 

Теперь психология. Получается, что там я буду без близких, друзей и без Бога? Соседи по даче, конечно, появляться будут, но они – и есть основная опасность нарушить обет. Лучше настроить себя на то, что я одна на всём белом свете.
Совсем, одна?! Ни папы, ни мамы, ни мужа, ни дочери, ни друзей, ни врагов?! 

Щас, заплачу от жалости к себе, сиротинушка я, всеми брошенная!! 
Не тот случай, подруга! 

Лучше подумать, как без слов дипломатично разминаться с соседями, чтобы многолетние дружеские отношения не испортить вдрызг. 

Тут все здороваются, по приходу. И никто, уходя, не прощается, а разговоры затевают через забор, если какая-то срочная нужда. Ходить на чужую территорию без приглашения и без дела – не принято. Дорожат каждой минуткой для собственных дачных работ и уединением, на которые вырываются из городской жизни. Не будет выглядеть вызывающим, если я стану уважать их желание уединиться.

На прямой видимости – можно улыбнуться, и рукой  помахать, в качестве приветствия. Но надёжней, всё же сильно на глазах не маячить. Тогда, если и станут звать, то, не услышав  отклика, подумают, что уже уехала домой.
 
Теперь о собственном настрое на испытание. Помнить обо всех условиях надо, а их бояться – ни в коем случае! И показывать желание спрятаться – только вызывать лишний интерес к себе. Лучше всего защищает от расспросов уверенное и сосредоточенное поведение. Когда у человека занятой вид, ему не мешают. 

Значит, надо придумать себе стиль поведения, при котором все оставят меня в покое. Легенду, с элементами робинзонады, в качестве декораций. 

 Может, назначить себя Робинзоном?.. Или  Пятницей?.. 

А что, интересная идея! 

Пятница – особа женского рода, и к тому же, абориген на необитаемом острове. В пятницу закончится мой срок добровольного затворничества. Если, конечно, ни одного условия не нарушу.

Короче, мне подходит этот образ, и даже интересно в него вжиться! 

 Вживаюсь же я в образ литературного героя, когда пишу стихи! Юбку из травы изобретать не придётся – у нас аборигены ходят в шортах и с мотыгой, лейкой или граблями в руках. Помню, когда писала венок сонетов, то вообще полгода ни о чём другом думать не могла… Справилась же! Можно считать, что жизненный опыт по самодисциплине мыслей у меня уже есть. 

Значит, и моим поджилкам пора успокоиться! 

«…Спокойно, дружище, спокойно! 
У нас ещё всё впереди!
Пусть шпилем ночной колокольни
Беда ковыряет в груди, 
Уже и рассветы проснулись, 
Что к жизни тебя возвратят,
Уже приготовлены пули, 
Что мимо тебя просвистят!...»

Юрий Визбор был прав! Не боись, чела, и не такие в нашей жизни бывали приключения!  Всё будет наилучшим образом, без сучка и задоринки!

…Ладно, я собственно, зачем в книжный шкаф полезла? Листок чистой бумаги найти! Только, не для того, чтобы завещание потомкам писать, а элементарно составить на испытание список необходимых вещей и продуктов!

Четыре дня на даче – хоть, и не экспедиция на Северный Полюс, но не будет возможности – ни вернуться, ни попросить по телефону что-то срочно подвезти. Лучше собрать всё по бумажке. В качестве самодисциплины. И быстрей, кстати, получится.

Начну с простого. С продуктов. Стандартный дачный набор это:

 чай, сахар, кофе, соль, хлеб, банка тушёнки, сгущёнки; 
немного лапши или крупы и овощи – картошка, морковь, лук. 

Можно взять пачку сливочного масла и сыр. И сало, куда же без него?  У костерка  сало с хлебом на шампуре или рогульке – милое дело! К тому же, за четыре дня всё это не испортится без холодильника. 

Вода питьевая на даче есть. Техническая – тоже. Три кубометра в двух ёмкостях, пополняемых из водопровода и дождевой водой с крыши. Водопроводную воду подают по вечерам три дня в неделю – в среду, пятницу и в воскресенье. Это надо учесть, потому, что тогда на соседних участках становится многолюдно…

Костровая посуда, тарелки,  кружки, ложки, нож, топор – в минимальном количестве на даче живут постоянно, и дополнительно можно взять только термос. Чтобы чайник на костре не выкипал. Если утром залить в термос кипятка, то костёр до вечера не нужен. Открытый огонь требует внимания и кушает много дров. Не знаю, смогу ли я расколоть большой чурбак, если колотые поленья закончатся? Маленькие чурбачки я колола, а по комлистым – муж специалист.  К тому же, кострище на открытом месте, а днём дым от очага привлекает внимание. Возьму-ка, я газовую горелку! Горит без дыма, можно быстро и экономно супчик сварить, или вскипятить кружку кипятка. Газ можно в дождь и на веранде зажечь, под крышей и прикрытием живой занавески из лимонника. Он уже так густо от земли до крыши заплёл её с юга, что за листвой грядок не разглядеть. Замечательное укрытие – и от палящего солнца, и от посторонних глаз.

Спать буду в домике на диванчике, надо только спальник взять. И уже сейчас поставить на зарядку аккумуляторный фонарь и мобилку. К утру будут готовы к употреблению.

С личной одеждой и обувью нет проблем. Беру обычный таёжный комплект. Шорты, майка, шляпа, купальник. От комаров и гнуса – рубашку с длинными рукавами, длинные штаны и куртку с москитной сеткой на капюшоне. Обувь – кроссовки, а там ещё всепогодные дачные галоши есть. 

С гигиеной – тоже понятно.  Мыло, зубная щётка, тюбик с пастой, расчёска и полотенце. Косметика не нужна, да и зеркалом на даче не обзавелись. Ну, и ладно. Кому там на меня смотреть? Учитель будет на «курорте», а наблюдающие пусть учатся, как свой хлеб насущный добывают. Тут – не до помады!

Остались четыре вопроса к Учителю:

1. Можно ли вести на испытании записи в дневнике?

2. Брать ли с собой маятник и диаграммы, и можно ли ими воспользоваться (в случае крайней необходимости) с запросом к своему подсознанию и душе, не делая зова Ангелам и Учителю?

3. Будет ли мне особый знак, если Кармический Совет сочтёт, что я испытание не прошла? И когда это может случиться? При первом же нарушении, или после окончания основного и дополнительного сроков?

4. О чём можно попросить Ангелов на всё время обета, чтобы это не было нарушением их Устава?

– Жечес, Учитель Аттам! У меня есть уточняющие вопросы, прошу совета! – сделала я зов, пользуясь возможностью. Возможно, и последней, как знать?

– А Мы тут всё слышать и читать! Нам понятно, что для тебя Мы не смогли подготовить такие условия в материальной жизни, из которые ты не смогла бы найти выход. Испытание уже можно и не делать, детка! – услышала я мыслеформу с умиротворёнными интонациями Учителя.

– Как это, не делать?! – возмутилась я, – Уже вещи собраны, муж предупреждён. Я что, трусиха, по-Твоему, или лгунья? Нет, уж! Я не виновата, что вы там чего-то не учли! Срок назначен, и обет я уже буквами записала! Теперь – просто обязана, четыре дня его исполнять! С наблюдателями или без них – мне без разницы. Я своему слову хозяйка!

– Да? Мы думай, ты обрадуйся… Ну, так и быть… Завтра в полвосьмого утра ты Нам на даче свой обет голосом огласишь, и начинай... – как-то снисходительно, словно капризному ребёнку, ответил Он.

– У меня есть вопрос, прошу совета, Учитель, – в недоумении повторила я.

– Эй, ну как-нибудь сама, там реши, а? Нам надо убыть, – пренебрежительно отозвался Он.

– Надолго? – спросила я, в надежде сделать зов позже.

– На семь дней, детка! – беззаботно ответил Он.

– А благословение на испытание? Ты не желаешь мне его дать? – почти в отчаянии спросила я, вычислив, что Учитель будет в отлучке семь дней, в расчёте на мой явный провал.

– Нам некогда, Мы торопимся в отпуск! – весело сообщил Он, и добавил –  Мы тебе – уже тут нет нужды. Ты сама всё посчитать и вычисли! Пока!

Индикатор присутствия Учителя – серебряные колокольчики в левом ухе – изменили тон до самого высокого, который только можно расслышать. И оборвались, как лопнувшая гитарная струна… 
Ушёл!.. В отпуск!!.  Демонстративно!

И кто меня дёрнул за язык? Вернее, за руку! Могла и подипломатичней пошутить об Учителе… И не записывать на бумаге. И обет уже вчерне написан… А его, как говорится, не вырубить топором. Придётся кувыркаться самой… 
Держись, Пятница, ты наша! 
Ладно, утро – вечера мудрей. Вещи уложены, пойду-ка, я спать… А веление Ангелам придумаю утром.

–  Умытая мысль! – пришёл ответ из какой-то неведомой вселенской дали, и колокольчики – появились снова! 

Правда, поле было непривычным. Из окна, потянуло ветерком, и в нём ощутимо почудился запах моря. Незабываемый, хотя я уже лет двадцать, как не отдыхала на морском побережье.

– Жечес, Учитель! Есмь я, прошу простить меня за шутку! Кажется, она была неудачной!

– А Нам – удачная! Мы даже в ответ нашёл для ты розыгрыш! И ещё ты Нам предоставить удачный случай убедиться в твёрдости намерений чела на испытание! 

– Убедился? А розыгрыш получился поучительный! Я даже поверила!

– Да, убедился! Но Мы по запись в дневнике увидел, что для ты будет курорт там. Если немного добавим заданий для чела, не возражаешь, а? 

– Взявшись за гуж, не говори, что не дюж! – вспомнила я поговорку, и спросила: – Это сюрпризы по ходу испытания, да?

– Нет, детка! Учебное задание, чтобы не заскучала. Самостоятельная работа – так точней. А ты желай сюрприз, а? Мы сделай!

Я вздохнула, подумав, что сама напросилась на осложнения, да назад ходу нет. Но отметила, что веселье Учителя, все-таки, отпускное, даже радостно за Него, если отдохнёт наконец-то…

– Детка, у Нам сюрприз будет на третий день! Уже после успешного испытания!

– Какое же это испытание, если результат известен заранее? Ты что, сокращаешь срок на один день? – насторожилась я.

– У Нам нет нужды тратить время помощника на ненужные испытания. Мы готов совсем его отменить, но ты дала обет, и что выполнишь, у Нам сомнений нет. Мы это время желаем потратить с пользой для ты обучения. 

– Какие будут задания? – перешла я к делу, готовясь к неприятностям.

– Ты пишешь Нам подробный дневник. Это первое. Второе – ты должна Нам подружиться с Ангелами, и со своя душа. С ними тебе разговаривать позволено, и даже, желаемо Нами. Ангелов учи диагностике организма маятником, а у них учись чувствовать изменения в поле защиты. С душой разговаривай, когда писать дневник. Мы давно заметил, что у ты нет мыслей что-то писать, если нет собеседник. Она – это ты, вот и узнавай своя душа подробней! Всё! Больше – ты всё равно не успей. 

Тон Учителя был серьёзный. И я даже обрадовалась, что задания вполне отвечают моим тайным надеждам подружиться с Ангелами и с душой. Давно пора, а времени не находила. И дневник разрешил! Он поможет не выходить из творческого тонуса – после перерывов так трудно восстанавливать владение словом.

– Будут ещё наставления? – спросила я, чувствуя, что неудержимо потянуло в сон. Все-таки, день сегодня был напряжённый, хоть и плодотворный.

– Да, будут. От Нам железно будут несколько знаков для тебя ближе к полночь в третий день. Быть это конец среды. Наблюдай, и не пропусти. Поле Наше Мы уже сейчас снимай на испытание. Не положено правилами. Утром Нам уже нельзя присутствовать на обете. Мы бущ слушать только. А после и мысли от ты выключим. Не беспокойся! Благословение – уже сейчас даём! Удачи! Обет быть законом после оглашения тобой. Сейчас ещё не поздно внести поправки. Теперь – пока!

– Жечес, Учитель! Не волнуйся, отдыхай спокойно! Я справлюсь! Пока!

По свежим следам переписала текст обета начисто на отдельном листочке, а потом засунула в рюкзак свой старый дневник, пару авторучек, и маятник с диаграммами. Решила, что если ими и не буду пользоваться, то должна же я, по традиции, взять что-нибудь ненужное?! К тому же, Ангелов надо сразу на правильных диаграммах учить… 
…………………….

Далее...

    Добавить отзыв
         
    Заполните обязательное поле
    Введите код с картинки
    Необходимо согласие на обработку персональных данных