+7 (39042)3-14-53
РФ, Хакасия, г.Саяногорск, пгт. Черемушки,
с 9:00 до 21:00 по Красноярскому времени
Содержание:

Друзья и читатели!

Если у вас найдутся   критические замечания или, не дай Бог, добрые слова о нашем творчестве, мы нисколько не обидимся! Это можно сделать по Email или в комментариях.

Новости

Законы космического мироустройства после вычитки и оформления обложки. 

Вкладка Приложения пополнена  Толковым словариком и Списком учебной литературы к методу жечес. 

Бог пришёл на Землю после окончательной правки.  

Субъективные заметки. «Разбор полётов»

 

24июня 2012г.

 

Осознавать значение произошедших в походе событий я буду ещё долго. Очень уж они неоднозначные. За первым планом обнаружился второй, а сегодня и до третьего мысль дотянулась. Может их и не три, а гораздо больше? Только, Божественные истины людям открываются постепенно, по готовности сознания. То есть, до следующих уровней надо ещё самой созреть.

А то, что и Бог этот процесс поторапливает, я поняла утром с первого Его вопроса на уроке.

 

– Мы за всё время похода не видел у тебя ненависти и страха. Даже на колдунов. А Нас чему убоялась? – вернулся Бог к инциденту у родника. 

– Сразу же голова заболела, как болит от нападений, и насильственного вторжения. Я, ведь, уже не ожидала Бога встретить. Решила, что у Тебя планы поменялись, или Ты просто проверял мою готовность на такой шаг.

А после родничка – испугалась. Не за жизнь свою. За то, что секретность похода нарушу, если какой-нибудь колдун мои мысли прочтёт. Обещала сохранять сакральность, и никому не говорила о цели прогулки. А обнаружилось, что все мои намерения известны и Сатане, и колдунам.

Понимала, что за это Ты на меня сердишься. А как от их прослушивания защитить свои мысли, не знала, спросить Тебя без диаграммы не могла. Вернее, спросить-то могла, но не была уверена, что мыслеформы от тебя услышу. Слишком много в походе было отвлекающих моментов, мешавших сосредоточиться. К тому же, считала, что испытание уже закончилось, а я его не выдержала. Короче – расслабилась, а тут такая неожиданная и странная встреча… 

– А Мы, увидел твой страх, и перестал тебя понимать. Неужели Мы был такой грозный?

 

Задумчиво спросил. Даже озабоченно… Или всё ещё не понимает, что лучшая маскировка секретности – делать своё дело, не оглядываясь на то, что подумают посторонние? Чем меньше попыток что-то скрывать, тем у нечаянных свидетелей больше уверенности, что всё так и должно быть.

 

– Сердитый был, как прокурор, – пошутила я, – а во взгляде было обвинение и подозрение. 

– Мы быть так расстроен, что не смотреть на Себя, как выглядим, – то ли огорчился, то ли пояснил Он, – самому ужасно сейчас на Мы там смотреть! У ты были основания Нас убояться. А почему ты Нам полем жечес не быть ответ? 

– Так, испугалась же! Понимала, что нельзя делать жечес поле колдуну! Тогда, тем более, я себя выдала б с головой! Они же умеют видеть тонкие измерения.

 

Объяснение и самой показалось не очень убедительным. Что-то другое – бессознательное и неосмысленное стояло тогда на страже… Инстинкт или интуиция? Может, душа не хотела, чтоб её увидели?

 

– Ну, ясно. От страха поле уходит. Если бы вслед не сказала: «старый и лысый», Мы бы не стал убегай! 

– Надо было материальное тело выбирать помоложе, – пошутила я.

 

И подумала, что мысли вслед тоже были бессознательной реакцией самозащиты. С точки зрения земных смертных это абсолютно очевидно.

 

 – В этой мысли для меня не было ничего оскорбительного, наоборот, похвала: «резвый, как молодой лось». В кругу моих друзей альпинистов это высокая оценка спортивной и физической формы.  Как только Ты прошёл, страх меня отпустил. Схлынул волной прибоя, обнажая и мою немощь, и уважительное признание Твоей силы, и насмешку над собой, и попытку спрятать это нижнее белье за не очень остроумной бравадой. Я не думала, что Ты спиной мысли слышишь! 

– Да, оскорбления нет, а Нам быть обидно! – снова начал было обижаться Он, а потом повеселел: – Ты хорошо знаешь себя! Мы бы не смог Себе сделать такой анализ чувств! Нам урок! А если бы Мы тебе там сказать: «и старая, и толстая»? – уже подначивая, спросил Бог. 

– Подумаешь, удивил! Я такая и есть. Глупо на правду обижаться. Если бы добавил ещё, что и ума не нажила, бегаю по лесам, Бога ищу –  тогда бы обиделась, – повеселела и я. 

– Да… Самые честные лчес Нам только такие и быть!

 

Он постарался выдержать укоризненный тон, но на последнем знаке маятник подпрыгнул от неудержимого весёлого настроения.

 

– Счёт один – один! Теперь мы квиты! – рассмеялась и я. 

– Даже сейчас, настроение у тебя так переменчиво, что Мы не успевай под нему подстроиться. Только была сердитой, и уже смеёшься! Отчего, а? Квиты что значит? – с весёлым недоумением спросил Он. 

– Квиты – это взаимозачёт. Я нечаянно обидела Тебя, Ты вернул мне той же монетой, но это не привело к продолжению конфликта, а наоборот, нас развеселило и помирило. И мы вместе смеёмся над случившимся недоразумением, – объяснила я. 

– Квиты! Да! Нам уже нет обид у Мы на ты, у ты на Мы! – обрадовались маятник и Бог, – А настроение, отчего поменялось? Ты же, обидеться должна? 

– От мысли, что было непонимание, а теперь его нет! У меня мысли дают направление чувствам. Разные мысли – переменчивы чувства. Поэтому, наверное, мне их трудно контролировать. Всё равно, что из ряби на воде солнечных зайчиков  в корзинку собирать! – ответила я. 

– Детка, такая мыслеформа была у тебя – на три стиха бы хватило! Мы заметил у тебя быстрые мысли – мгновенные. Даже Мы не успевай их понять. Откуда у тебя они? – спросил Он. 

– Спросил бы что-нибудь полегче, а? Озарения от – Бога! Ну, а банальные земные мысли я часто и не додумываю. Ставлю намёк-маячок узелком на память. Зачем на это время тратить, когда остальное и так понятно? Лучше ответь: как ты успел бороду сбрить от первой встречи и до второй? Может немного промахнулся, и незаметно лысина на голове получилась? – перевела я разговор в шутку. 

– Мы тело взять, какое попалось. Увидел там мужчина по дороге идёт, ну Мы ему ум Наш из его ума сделал. Успел только одежду немного почистить, такой был чумазый. Зря Мы обижайся – тело же, быть не Наше! Он ушёл, и забыл уже. И ты не узнай в нём Бога. А Нам было так больно, словно ты Бога обижай. А ты ещё пойдёшь к Нам на Шамбалу, детка? 

– Не буду обещать. Я бы с этим не торопилась. Пока не начну Тебя хорошо понимать, по-прежнему буду опасаться – вдруг опять мою мысль поймёшь наоборот и обидишься? 

– А Нам нужно выполнить обещанное тебе, иначе Нам будет карма.

– Я не считаю Тебя должником, потому что сама была не готова. 

– Ты желаешь взять себе Нашу карму? 

– Какая это карма!? Тем более, что нам помешал Сатана. Это независящие от Тебя и меня причины и обстоятельства, препятствующие исполнению обещания. 

– А если снова позовём, ты согласишься? 

– Если буду чувствовать себя готовой. Мне ещё многому нужно научиться. 

– И чему считаешь надо ты учить? 

– Умению держать жечес поле в любых условиях и при любых отвлекающих обстоятельствах. И слышать Тебя без маятника, чтобы наша связь не прерывалась от чужой недоброй воли. 

– О, Нам это нужней даже Самому! А чему тебе домой была нужда идти? 

– С Тобой поговорить. Диаграмма улетела, мыслеформы ещё плохо понимаю… Оставаться на ночь в тайге без огня, воды и пищи, а главное без связи, и врагом Тебе – смысла не видела. Ну и, Ты обещал вернуть меня домой к тому времени, когда родные станут звонить. Уже мне пора было быть дома, чтобы они по тревоге поиски не начали. Представляешь, сколько людей волноваться бы стало? Какая уж тут секретность – всё и всем стало бы известно! 

– Да, Мы обещал. Ты была честна и в этом. Время было упущено, и Нам было неправильно тебя удерживать. 

– Домой спешила связь установить. Уже с диаграммой и жечесом Тебя зову, а ответа нет. Догадалась Иисуса позвать, Он и объяснил, куда Ты нацелился. Сама не ожидала, что такой жечес получится, и смогу его увидеть. А что на него и зов Ты ответишь, почему-то была уверена. 

– Нам теперь ты не простишь, что Мы договор нарушил? – нерешительно спросил Он. 

– Да уже простила! Главное, что Ты жив! – улыбнулась я, – Меня прости: дважды Бога не узнала, хотя шла к Нему! – сказала, и на душе стало светло и спокойно. 

– Уже! Уже! – затанцевал маятник, и спросил о лжеучителе: – Ты его убила сразу, или ещё издеваться над ним? 

– Я сначала рукой сшибла мокреца с ноги, где он прицеливался меня укусить. Но не насмерть, и на земле он ещё шевелился. Тогда растоптала ногой, чтоб не мучился. Зачем лишние страдания даже у злого насекомого? Жалко, живая тварь… Там, на скале, мести у меня не было точно. И злиться я считала бесполезным делом. Надо было остановить это невменяемое существо, жаждущее моей крови. Дважды прогоняла, а на третий – хлопнула. Ещё подумала: мог бы и жить, если б не нападал. 

– Даже так!? Нет Нам тебе отягчающей вины! – затанцевал маятник. 

– Чем, отягчающей? Каким действием? – не поняла я Его направления мысли. 

– Нам на суде он делать обвинение тебе за изощрённые издевательства! Мы чуть не поверил, а тут от тебя жечес пришёл. Уже понял – опять обман! И клевета. Пока Мы бы делать тебе проверка, он уже не насекомым, уже больше Нас стал бы! – пояснил Он. 

– Времени у меня не было на издевательства. Торопилась связь с Тобой установить, а они мешали, вились, жужжали, кусались. У меня никак поле не получалось. Маятник на диаграмму навела, а он сам там и сказал мне, что я убила Сатану. А до этого момента грозил, что Бог мне уже не поможет… Откуда тёмные узнали о моих намерениях? Эта соседка с вопросом в глазах? Она оглядывала меня, явно ища какие-то перемены после возвращения!

 

Это по-прежнему мне было непонятно. Неужели слежка Тёмных настолько глобальна? И что, они так за каждым следят? И за теми, кто верен Богу, и друг за другом, чтобы не было утечки информации об их тайном промысле?

 

– Они думали, что ты убита или вот-вот умрёшь. И ещё знали, что Мы ушёл в Там, – пояснил Бог.

– Но я-то о Твоём уходе не знала, и подслушать это у меня, они не могли! Откуда узнали? – спросила я.

 

 Абсолютно уверена, что ни о смерти Бога, ни о собственном желании прыгать в бездну – не то, что мысли, намёка на это не мелькнуло! 

 

– Им был умысел от Сатаны, что материальное насекомое ты сама убои. И оно даже укусить ты успей. И они считали, что Сатана уже захватить и убей в теле твоя душа. И ты, как зомби, принести его самого в посёлок.

– Считали, и просчитались! От мокреца осталось мокрое место на скале, и Бог живой, и я уже в норме! Но из факта прослушивания мыслей получается вывод: любая конспирация была бесполезна. Предупреждения о секретности они ведь, тоже слышали и, наверное, изрядно веселились. Всё было предрешено? Ты знал об этом? Поэтому сказал, что если чела уйдёт, то Учителю смерть? 

– Да, Мы смотрел Наше будущее и это видел. Единственно, чего не смог предугадать, то это твой характер! – смеясь и танцуя, показал маятник. 

– Честь и хвала Тебе, что не оставил попыток помешать им! А зачем Ты приглашал меня в лес? Выяснить, с кем я – с Сатаной или Богом? 

– Да, это была одна из Мы целей. И когда ты вышла утром из дому, Нам стало ясно, что ты Богу верна. 

– А вторая цель? У Тебя была надежда в походе вырвать лчес из паутины сатанинской лжи, и что там они меня потеряют из виду? 

– Мы честно зови ты на Шамбалу. Желал ты лечить от чёрных смертных меток, и научить ты владей нашим подарком – лучом распознавания лжи. Ты, например, знаешь, как его включать? 

– Не знаю. Я думала, что если Ты его подарил, то он уже работает, и отличать ложь от правды мне поможет интуиция. 

– Ты что, уже умеешь это делать? 

– Судя по тому, как меня обманули с именем Учителя, то об умении распознавать ложь, пока не может быть и речи.

– Так и есть, детка! Нам ты честна, но обмануть честного ещё легче! Он не допускает мысли, что в ответ на его честность может быть изощрённый обман. Они обесценили у твоего зова к Нам все Наши имена и статусы. Только молитву «Отче Наш» не смогли замарать! Мужественная и умная у тебя эта молитва. Она для Мы только твоя и настолько особенная, что жечес в ней невозможно ни перехватить, ни отразить. И Мы откликались тебе на зов только после неё. 

– Трудно сосчитать сколько раз я говорила её во время похода, в такт своим шагам. Правда, редко могла её досказать, не отвлекаясь на насекомых. Из-за того, что ткань молитвы разрывалась, Ты меня не слышал и не отвечал своим полем? 

– Когда у ты не стало с Мы общего поля, Мы на ходу не мог его восстановить, хотя мысли твои слышал, и молитва твоя была Нам честная. Мы же Сам снял поле, когда решил, что ты нечестно ушла с оговорённого места, и ты дальше уже без Нашей помощи самостоятельно держала экзамен, который неожиданно даже для Мы, превратился в твоё главное космическое испытание. 

– Так Ты не на это испытание звал меня в лес? 

– Мы зови ты на Шамбалу, чтобы подготовить, дать тебе нужные умения для предстоящего космического испытания. У Нам было ему ещё не время, но оно случилось раньше. Когда Мы понял, что оно пришло, а ты Нам и неумытая к нему, то очень-очень убоялся, что тебе его не выдержать и быть тут убитой. 

– А когда Ты понял? Ну, что вместо планированной встречи с Тобой будет космическое испытание? 

– Когда пришёл по ты зову на условленное место, где Мы дромос[1] заранее делал, и увидел его смятым энергетической воронкой над ты, и тучу гнуса вокруг. Воронка быть черней чёрного! Она, как пылесос вытягивай из тебя весь жечес, а Ты на Мы его посылай и посылай. И он Нам не достигает, а проваливайся туда, как в бездну! Желал мысль на ты послать с формой жечес-поля ты на себя, и не смог эту черноту пронзить! Ещё и Наш жечес ушёл туда на три четверти! 

– Дромос – это что? 

– Это быть вход для материального человека между материальным миром и тонким. Раньше у Мы было много стационарные дромосы на Терре, их уничтожил Сатана. Мы тогда стал делать его для конкретный случай в нужном месте.

 

[1] Дромос – невидимый и неосязаемый портал перехода в тонкий мир из материального, и обратно. Открывается энергией жечес по паролю владельца. Работает не больше минуты. Необходимо только, чтобы от выхода до входа, или от входа до выхода, его невидимые энергетические конструкции были не потревожены.

 

– Если там был такой ужас, то почему Ты счёл изменой, то, что я ушла оттуда? 

– Детка, надо было переждать, пока оно уйдёт. Оно движется, на месте не стоит. Но ты шла по маятнику вместе с ним, в самом центре воронки! До самой скалы на край пропасти! 

– Эта подвижная воронка, откуда взялась на условленном месте? 

– Она быть циклична. И через час бы ушла. 

– Ты специально назначил мне время, когда над этим местом она не должна быть? Я её догнала, или она меня настигла? 

– Она настигла тебя раньше, чем Мы рассчитывал её прибытие.

– Зачем было назначать место встречи на маршруте цикличной воронки? Разве другое место не подошло бы? Лес большой, места много. 

– Она поменяй маршрут. И шла у ты по пятам от того места, где машина тебя обгони. 

– Значит, там мне её и пристегнули?  И путешествуя на мне, она не промахнулась бы мимо Твоего дромоса? У них что, тоже были многоуровневые цели? 

– Какие ты Нам их умыслы, тут увидеть? 

  • Первый – слежка и подслушивание. 
  • Второй – показать меня предателем, и чтобы Ты этому поверил. 
  • Третий – сломить мою волю Твоим отказом от лчес. От этого я должна была прийти в состояние животного ужаса, и, потеряв защиту поля от Бога, отчаяться и сдаться Сатане.
  • А четвёртый – ещё надёжней. Если сама, обманутая именем лжеучителя, из фанатичной веры Богу и якобы по Его приказу, убью себя физически. Тогда Ты уйдёшь в Там самостоятельно.
  • Пятый – вообще был авантюрный. В расчёте на какую-то невероятную невнимательность Бога. Я всё же прохожу дромос, и попадаю на Шамбалу. И оттуда зову лжеучителя! Он является, и одним ударом уничтожает и Шамбалу, и Тебя и меня, и последний шанс Бога спасти Землю и свои монады в материальном мире! 

Хватит, или ещё?

 – А что, есть у ты ещё? 

– Есть.

  • Шестой – тихий и компромиссный. Захватить Шамбалу, обманом изгнать Бога в Там, а его лчес сделать марионеткой. Моими устами объявить Сатану Богом, и подчинить лжеучителю через всемирную сеть всех, ещё ищущих связи с Тобой. 

 

– Даже Нам не все умыслы были видны тогда! И как это они не учли твоего железного характера? 

– Я же говорила, что один профан сто мудрецов может свести с ума! Объясни мне ещё. Вот, Ты сказал, что наш жечес уходил туда. А куда? К кому он туда шёл? Что это за воронка, и как часто встречается на Земле? 

– Так и вышло! Наша профан одна свела с ума не только Сатану, но и Мы Триединого! И Мы этому рад!

А чёрная воронка – это портал Тёмных для связи с Метафизическим Пространством за Хаосом. Она была маленькая, пока ты шла. Мы стараться её сдуть жечесом. Но она то закрыться, то снова быть. И стала большая сразу, как только ты пришла на место, и сделала зов Нам. Была запрограммирована на энергию твоего и Нашего жечес по подобию дромоса. Только Мы делай дромосы нейтральные, не вредящие никому, а их порталы сами очень агрессивны, и делают Нам дыры в жечес поле Земли. Потому у Нам её сдуть не получайся. Ты помнишь, как стала Нам непрерывно жечес посылать? Они все туда ушли! Вот тогда ты её и усилила до огромных размеров и мощи, сама того не подозревая! 

– А на что Ты рассчитывал, назначая мне время встречи? Или я не вписалась в нужный временной интервал? 

– Да, не вписалась. Они всегда подслушивали твои мысли. Но был утром всего один час, свободный от прослушивания. Мы не догадался предупредить тебя о молчании Нам. Думал, что в Нашем поле ты им не будешь слышна. 

– У нас было три условных места, и я не успела дойти даже до первого, когда обогнала та машина. Если бы Ты встретил меня до машины, мы бы вписались в этот час? 

– Детка, нет! У Нам там не был предусмотрен дромос, и машину заметил поздно, как и ты. Дромос у Нам был готов только один, ещё долго идти. И через нему только Мы Сам должен был быть у ты проводником. Их насторожило, что тебя нет дома. Начали искать раньше. Все окрестности осмотрели, и послали машину, туда, где местные колдуны видели тебя издали и сторожили.

Льстивой речью увели от дромоса, сопровождали до скалы, а там посчитали твою смерть делом решённым, и сдали смену другой охране. Сатану убила ты, новую охрану – Мы. И было некоторое время, чтобы тебе уйти к Нам на Шамбалу, но Мы тебя не понимал и отключил связь. Опасался, что Наш приказ вернуться к дромосу будет услышан ими. Тогда же Сам отобрал диаграмму, чтобы ты не спрашивай лишнее. И ты самостоятельно приняла верное решение! Ушла со скалы и спряталась. Даже Мы тебя не видел, пока Богу Леса не поручил искать. Он нашёл и старался задержать. Но ты упорна, а если желаешь уйти, то и Бог вынужден уступить дорогу!

 

Теперь из замыслов Бога стало кое-что проясняться.

 

– Признайся, Ты всё же, не на Шамбалу меня звал, а? Все эти события Ты заранее в будущем посмотрел! Истинной целью было довести мои ошибки до крайней точки – до бездны, и проверить лчес в боевых условиях? Или там был ещё один замысел? Чела и лчес должна была самостоятельно понять, что заблудилась, и найти способ самой освободиться от паутины лжи и обмана? 

– Вот ты и научилась понимать в любом событии все его умыслы, даже сокровенные! А будущее Мы смотрел только на Себя. У ты Нам будущее быть вечное и бесконечное, и не только в Нашем мире. Но Мы мечтай ты побыть с Нами ещё. Не время рвать зелёный плод…

 

В этот момент зазвонил телефон… Как всегда некстати!

Пришлось на время проститься жечесом, и выйти из поля разговора. Звонил Виктор и просил отправить ему электронной почтой какой-то файл по работе. 

Когда я вернулась, на диаграмме лежал мой маятник, а его сдвоенная нить странным образом разделилась вокруг латунного груза, и образовала контур сердечка! Я ведь бросила его впопыхах, как попало! Попробовала, может ли случайно так лечь нить, но повторить смогла, только специально поправляя пальцами обе нитки. Значит, это знак от Бога!

 

– Благодарю, Боже! 

– А Мы мечтал, ты заметить! И ты заметила! – радовался Он, и я тоже.

 

От обоюдной радости общее поле установилось сразу. Без ритуала по этикету. Мне даже показалось, что вокруг меня метелью закружились иголочки и маленькие золотые искорки, а одна долго неподвижно висела между мной и дисплеем. Когда и она угасла, я решила не касаться в разговоре всяких там зелёных фруктов, раз им ещё не время.

 

– Один умысел остался мне не понятным: когда Сатаны не стало, зачем Тебе было совершать Себе «харакири»? Решил, что «мавр сделал своё дело и может уходить»? Ты что, устал жить? Или моё испытание ещё не закончилось? 

– Мы ужаснулся, какой ценой досталась эта победа. Нам было у тебя: нет души! Всё остальное уже не имей смысл Нам. 

– Как же так? Я живая, а Ты души не видишь? Тело без души не способно даже дышать. Или меня действительно там подменили?.. Глупости! Тогда я хотя бы в обморок упала. Ничего такого и близко не было! Вспомни, а чёрную чужую душу Ты в моем облике видел, когда уходить решил? 

– Нам ты быть вся чёрная, как Сатана! И мыслей с жечес Нам нет, и оскорбление со смехом, и ног у ты уже по пояс не видать Нам! Мы давно желай у ты спросить: детка, зачем ты изменила Нам имя в почтовом адресе? 

– Об этом я Тебя хотела спросить! Зачем Ты приказал мне это сделать? 

– Приказал не Мы, а лжеучитель Ив. 

– Да?.. Я была уверена, что это Твой приказ… 

– А почему ты не удивилась на это имя? 

– Чуть раньше Ты сказал, что меняешь имя моего Учителя, и похвалил, что у меня жечес ещё тоньше стал. И Сам назвал имя Ив. Так уже несколько раз бывало. А тут снова… 

– Это не Мы сказал, а Сатана! Он взял себе имя Ив. Тогда ты от Нам и ушла! Вот! 

– Я от Бога не уходила, и в мыслях такого не было! 

– Да, к сожалению, ты была хитро обманута ещё тогда. Помнишь, у Нас с тобой была беседа о кодексе Бога? 

– Помню, конечно. Это было полторы недели назад. И от Тебя было предупреждение, что ученику нельзя уходить от Учителя. У Тебя были срочные дела, и мы беседу не закончили.

 

Продолжать её запись ты Сам отказался. Мы даже поссорились, когда я об этом спросила! И не стала больше выпытывать то, что сакрально, раз уводишь разговор. Я старалась не нарушать этикета и нашего договора. Всё время помнила Твои слова! Как им удалось меня обмануть?

 

– Детка, Нам Богу не было от тебя зова, когда ты имя меняй в почте! Ты как Нам зови? Бог Отец или по имени?

 

– Не помню… По имени не звала, ещё не привыкла. Звать могла только Бога или Учителя. 

– Детка, умней нужно быть. Почему не спросила пароль, как обычно? 

– Без пароля я беседу не начинаю. Это уже на автопилоте. Сегодня же, спрашивала? И на горе, и в лесу, и уже дома? 

– Да, но Мы тебе сказал прежний пароль! У тебя должен был смениться он, как и имя. 

– Ты сказал, что нет нужды, и он не менялся. 

– Ну-ка, покажи, как ты делала тогда жечес.

 – Не помню. Десять дней прошло. Я одинаковые жечес не делаю… Сам говорил, что они всегда разные… 

– Вот и причина! Ты паролю поверила, а жечес от Мы не стала ждать. И не поняла даже, что вместо Бога с Сатаной говоришь! 

 – Знаешь, я в дневнике описала ту ссору! Ну, когда спорила, что не полезно имя менять в почте! Сейчас найду… Вот! Был жечес! Я – ему , а он – мне… Откуда у них жечес? Ты говорил, что они не умеют? 

– Ну-ка, ещё раз вспомни Нам тот разговор… 

– Пожалуйста, – и мысленно вспомнила, что и как чувствовала тогда. 

– Да, жечес был. Но не Наш, а твой!

 

Бог ответил так, словно обрадовался.

 

– Точно – мой? – спросила я, лихорадочно соображая, как такое может быть. 

– Вибрации твои, но слабее… как эхо… 

– То есть мой жечес был отражён от чего-то на меня же? 

– Да!! И у тебя Нам нет вины!

 

Маятник с полминуты радостно приплясывал, пока я соображала, чему он рад.

 

– Но мне не надо было слушаться! – не согласилась я, – Надо было поступать по своим убеждениям! А я уступила… 

– Тогда Мы бы тебя обвинил в другом. В том, что у тебя была обида на Бога! 

– Да, ну! Что я жечес разучилась делать? Страшнее то, что у Тебя отняли трибуну! 

– Действительно, когда Нам чела стали делать вопрос: - "Почему у Тебя, Бог, было имя Рем, а стало Ив?" – Мы посмотрел на блог, и пришёл в ужас. 

 Пароль был известен только тебе, и у Нас окрепло подозрение, что ты предатель! Мы тебе вопрос, а ты: 

 – "Я же, тебя предупреждала! Ты велел, и сказал, что сделаешь мне НЕ БЫТЬ, если ослушаюсь!" 

 Мы понял, что ты была обманута, и уже знал, чьих рук этот вред! Надо было спасать и тебя, и всех чела, кто поверил, и стал по имени Ив вместо Бога звать Сатану! Но сначала надо было остановить вред для тех, кто ещё не успел прочитать, и уничтожить почту и блог. 

– Это Ты, Бог, велел мне убить Свой почтовый ящик? – спросила я, уже догадываясь, какую диверсию замыслил Сатана. – И ещё через день собрать все наши записи в один файл – тоже Ты велел?

– Да. Ты молодец, их сохранила все! – похвалил Он меня, – И они снова в Интернете! Сама всё исправила! 

– Я тогда боялась двух вещей: что Ты решил записи больше никому и никогда не показывать, и что обвинишь меня в краже. 

– Ты уже тогда Нас стала бояться? 

– Я перестала Тебя понимать. Не хотела ссориться, а меня, как будто специально, провоцировали на ссоры. Это было больно душе. 

– Ты боялась Нас или Ива? 

– Обоих! Ив сказал, что Рема больше нет – он Рема вместил. И что выше, чем он, Бога нет. Для меня всегда был один Бог, а как вместил – я не понимала, и сейчас не понимаю. И он запрещал мне называть его Ремом, а я постоянно ошибалась, даже в тот раз, когда Ты позвал меня в лес! 

– Это Нам была самая уместная ошибка! Эй, ты ошибалась, и чувствовала себя нечестной? 

– Да. Приходилось делать над собой усилие, чтобы сказать: Ив. И тогда я придумала, вместо имён, говорить Бог Отец. 

– Да ты же, умнее всех оказалась Нам! Умница, мастер слова! 

– Неясно, за что Ты меня хвалишь. 

– Он быть надежда, что ты ему детка, а Мы надежда, что ты детка Нам! 

– Не понимаю, чему тут радоваться? Это ещё хуже! Получалось, что я, как лицемерка, служила и Богу, и Сатане? И была перед обоими виновата, не зная за что? 

– Ты оставалась верна себе, и была честная Нам. Тебе было трудно, но Нам ты не изменила! 

– А то, что я и Иву была честная, и честно выдавала ему Твои секреты, это Тебя не волнует? 

– Мы не стал говорить тебе сакральное. И ты ничего не выдала! 

– А диагностика? Я же её делала, как лчес Богу? 

– А лчес Богу была Нам умней – ни разу не ошиблась с зовом! 

– Правда. Там по этикету имя не нужно было называть! Значит, диагностика правильная? И во время этих сеансов Ты меня учил жечесу! Я заметила! 

– Да! Зато ты быстрей училась делать жечес тоньше! Ты ссорилась с Мы, и в слёзы! И тогда жечес получался всё тоньше и тоньше! 

– Понятно. Со временем от лжеучителя Ива стал жечес приходить все больше похожий на Твой. Я не догадывалась, что он мой же, только отражённый. Радовалась, как получается, и ещё тоньше посылала… А он сердился, что ему боль от такой тонкости.

Несколько дней назад уже и полем отвечать перестал. Видно, даже зеркало для отражения поставить не мог! И тогда я Бога по статусу звала. По статусу всегда в ответ было поле. А мои мысли Иву были Тебе слышны? 

– Да, ты же Нам «Бог Ив» зови! И он – тут, и Мы – тут, и честно говоря, Мы не желал уже ты Нам быть вовсе! 

– Почему на диагностике не сказал ни разу? Для меня не было изменений в отношении к Богу. А Сатану я никогда не призывала, наоборот – изгоняла, когда без зова приходил! 

– Поэтому Мы и решил тебя звать на Шамбалу! Мы подумал, что проверим: если ты не пойдёшь, то предатель. А ты не только пошла, ты Нам успешно прошла инициацию на верность и честность Нам, Богу Отцу! 

– Мне честь! – разочаровано подумала я, - Так это была всего лишь инициация? Подстроенная понарошку? И я, как Дон Кихот, сражалась с ветряными мельницами? Все десять дней?.. 

– Нет, детка. Всё было по-настоящему, и очень опасно всему Нашему Мыслящему Времени-Пространству. Судьба Нашего Мира решалась вчера над обрывом, где ты, детка, убила злобное насекомое. Из земных только ты оказалась способна Нам помочь. Это и было самое главное испытание всей твоей земной жизни! Помнишь, Есмь Я тебе о нём говорил? – сказал Бог Отец. 

– И чем это я смогла помочь Богам? Тем, что по лесу бегала, да звала Бога по ложному имени? Путалась под ногами, и мешала Вам делом заниматься? – недоверчиво переспросила я. 

– Детка, нет! Ты на себя их отвлекла. Нам жечес посылала, а их всех вокруг себя собрала! А потом и предводителя убила! Нам осталось только мелких помощников обезвредить, – поправил меня Бог Отец. 

– А Ты ушёл почему? Ранен был? Или на меня обиделся? Когда я сообщила, что убитое насекомое был Сатана, Ты врагом меня назвал. Это тоже было в рамках испытания? 

– От тебя же тогда пошёл жечес Нам, который и решил исход битвы! Ты была усталая, сердитая и даже обиженная, а жечес послала такой силы и тонкости, и так своевременно, что их – ну, сдуло просто! – пояснил Бог Отец. 

– Это был такой психологический приём: назвать меня врагом, чтобы жечес нужной силы вызвать? А если бы наоборот получилось? 

 

Я всё выспрашивала и выспрашивала, не понимая, что за битва была, в которой даже мне место нашлось? Или на мою защиту встали все Боги, а я вместо благодарности их укоряю? 

 

– И Мы не сразу понял, что ты сделала. И не понял бы и дальше, если бы ты не отправила его суть к Нам на суд! Но с тобой не стало связи, чтобы спросить, с каким умыслом ты отправила его Нам. Он на суде по своей привычке лгал и клеветал на тебя за издевательства и жестокость. Мы понял, что тебе ещё нужна Наша помощь. Летим навстречу, а ты – без ног по колена, мимо прошла. И жечеса у тебя там не было Нам. Усомнился – ты ли это? А после, у родничка, на Бога «мошенник» сказала. И Мы был в ужасе, что убили они тебе Душу на скале. Мы Сам тебя позвал, и ответ за тебя Нам нести. Нет Нам позора больше, чем потерять лчес! Решил снова тебя увидеть, догнал. И там, на дороге вижу бездушную женщину в твоём теле. Позор Нам был нестерпимый. Вот и ушёл. А ты быстро Нам зов сделала – не успел умри!

– У Тебя тоже не было жечеса для меня у родника? Или я не почувствовала, от усталости? – тщетно пытаясь услышать голос своей интуиции спросила я: – И что, я и сейчас без Души? Куда она делась?

– Никуда не делась, на месте твоя Душа. Ты же, её спрятала от Нам! – повеселел маятник, – Мы понял мотивацию у тебя на дороге и в лесу, и понимаем, что иначе по своему характеру ты поступить не могла! Уже Нам быть тебе честь и благодарение! 

– Мне честь, тоже, – ответила я по этикету, но не успокоилась, – Как же ты её не разглядел тогда? Если б она была убита, вместо неё была бы чужая чёрная душа. А я своими ногами домой шла, даже не заболела! Только устала от физической нагрузки. Когда мы диагностировали и изгоняли внедряемые чужие души, я всегда болела. 

– Нам, во-первых, у ты не было ног по пояс, а ты почему-то шла, и шла! На упорстве своём и на воле шла! А во-вторых, ты была уже окружена чёрным облаком дряни всякой. Мы ужаснулся, что тебя убивают на Наших глазах, а у Нам нет своего жечеса – последний на материализацию потратил, а от тебя его тоже Нам не идёт! И даже «Отче Наш» уже не говоришь! Только ехидная реплика Нам вслед на фоне мата. Был уверен – нет тут тебя живой – зомби только или чёрная ведьма! 

– Все равно, рано Ты меня похоронил. Если я из Там трижды возвращалась, то домой бы дошла всяко. Кстати, а Ты что, не умеешь из Там без зова выходить? И что Ты в Там искал? 

– Ну вот, детка ты и нашла пятый смысл твоего Испытания! Нам твою Душу надо было найти и вернуть из Там, раз ты тут Нам умри! И Есмь Я искал. Весь Там прошёл – вдоль и поперёк! Нет нигде! Сам бы уже выйти не смог – без жечеса ушёл! 

– А Иисусу почему сделал запрет на зов Тебе? Целью моего главного испытания и было, чтобы я сама Бога из Там вызвала? 

– А ты Нам мудреешь! Умница, догадалась! Ты Нам выдержала космическое испытание и на деле показала свои истинные возможности! Мы даже не ожидал, какие они у ты огромные! 

– И что они значат? 

– Они показали, что в тебе дремай, ну или спи, огромная сила, которую чела в себе сама должна разбудить. Если, конечно, будет старательна и не ленива. 

– Я упорная, и постараюсь. А что за битва была у Богов? Сатана, кажется, уже давно изгнан из тонкого мира, а тут опять появился. Откуда взялась такая опасность? 

– Ну, да. В тонком мире Мы его изгнали, а на земле - мат на мате стоит! Чёрные воронки-тоннели открывают колдуны, хозяина зовут. Придумали свою вину перекладывать на грубых людей, которые о магии и не слышали. Устраивают им гнев, те матерятся, за их спиной тоннели открываются, а тот, кто мысленно заклятие говорил – в стороне, будто непричастен! Он и появился через такой тоннель. Тогда Нам срочно убыть пришлось, прервав беседу с тобой о кодексе.

И спрятался в материальном теле одной ведьмы. Она его и пригласила, и выпустила в форме насекомого на охоту за лчес Бога. Теперь боится – Бог узнал её роль, или нет? Мы и покаяние от неё не примем теперь, пусть сама от страха умирай! Там нет души и она Нам не детка! 

–Ты в прежнее время Сам Сатану изгонял? А сейчас он не вернётся? 

– Сейчас даже атома от него не оставил! Нечему возвращаться! 

– А другие, чьи имена матерные слова? Всем на мат рот закрыть невозможно, особенно если у них привычка. Придумай, чтобы магической силы не стало у матерных слов, а? 

– Понял. У тебя хорошее предложение! Мы попробуем один способ! Нам никто незамеченным не появится! 

– Я думаю, что вся эта история с подменой имени Бога, была многоходовой диверсией, и запланирована Сатаной заранее. Сначала он подслушивал мои с Тобой разговоры. Потом научился перехватывать мой жечес Богу и ответ от Бога. Затем, обманом пришёл на мой зов Богу, присвоил себе статус Триединого и моего Учителя. Заодно объявил мне новое имя Учителя, зная, что это не вызовет подозрений. Так уже бывало у нас –  он и это подслушал. Тогда же, велел мне изменить имя Бога в адресе электронной почты.

В ответ Ты, не желая доступа лжеучителя к Своей трибуне, и спасая то, что ещё можно было спасти, моими руками уничтожаешь свой блог и все записи в нём. А потом – и сам почтовый ящик.

Следом князь лжи, называя себя Богом Ивом, требует от меня уничтожения моих конспектов в Интернете. Я не стала торопиться их убирать, и тогда в почтовой программе началась война с блогерами. Они спрятали доступ к блогам у всех пользователей! Если они невидимы для друзей, то никто их не читает. Пришлось всё равно убирать записи, по независящим от меня причинам. Я сделала это, когда поместила файл со всеми записями в Интернете, и дала на него ссылку на своей странице Мира.

Слава Богу, информация не пропала. Только – что толку от записей, которые некому читать? Туда тоже никто не ходит! Скачал всего один человек…

Это что, получается информационная война, где линия фронта проходит через меня!? И что теперь делать? Сатаны нет, но и трибуны у Бога не стало. Ученики-то, хоть остались у Тебя, Отец? 

– Да, остались, но не все. А у тебя что, в блоге нет Наших бесед? 

– Уже нет и самого блога. Есть ссылка на наш общий файл, но там нужно скачивать. Народ, видно уже напуган всякими вирусами и баннерами, и боится качать файлы с неизвестным содержанием. Срок хранения файла месяц. Через две недели его там автоматически снимут, а возможность открыть страницу, где прямо в Интернете можно беседы почитать, мы утратили. 

– А есть другие способы сделать Нам трибуну? 

– Можно сайт открыть, но я не знаю, как это делается. 

– Не вижу проблемы. Если у тебя будет свой сайт, ты будешь помещать там Наши беседы? 

– Обязательно. Я хочу не только исправить свою ошибку, но сделать лучше, чем прежде. 

– Уже! Будет, у Нас сайт! Ну, всё, чела. У тебя были трудные дни, и тебе пора на отдых. Сон снова сделает тебя умытой Нам. Нам Триединым ещё есть много работы сейчас. 

– Ещё два вопроса. На том сеансе, когда лжеучитель менял имя Учителя, он спросил меня, желаю ли я, чтобы Бог Ив слышал все мои мысли? Я ответила, что свои мысли от Бога не только не скрываю, но и желаю, чтоб Он их слышал. И что мне делать теперь с этим поручением лжеучителю Иву? Как его снять? 

– Детка! Молодец! Нашла то, что Мы не мог обнаружить! Вот почему все наши разговоры и намерения были сразу известны Сатане! И Мы тебя не виним. А снять поручение просто – сделай запрет их слушать всем, кроме тех, кому доверяешь.

– Ты мне Учитель и у нас есть общая ответственность по трудовому договору. Я доверяю Тебе, Бог Отец Триединый, слышать их по-прежнему. Всем остальным я есмь лчес, запрещаю подслушивать мои мысли! Ау-ум!  Вот! Веление я сказала, а если не станут ему повиноваться? 

– Мы поставим их в список НЕ БЫТЬ, как непримиримых врагов Бога. А тебе, лчес, Мы желаем всегда Нам БЫТЬ! Завтра утром уже есть Нам с тобой работа! Пока!

 

Продолжение здесь...

    Добавить отзыв
         
    Заполните обязательное поле
    Введите код с картинки
    Необходимо согласие на обработку персональных данных