+7 (39042)3-14-53
РФ, Хакасия, г.Саяногорск, пгт. Черемушки,
с 9:00 до 21:00 по Красноярскому времени
Содержание:

Друзья и читатели!

Если у вас найдутся   критические замечания или, не дай Бог, добрые слова о нашем творчестве, мы нисколько не обидимся! Это можно сделать по Email или в комментариях.

Новости

Законы космического мироустройства после вычитки и оформления обложки. 

Вкладка Приложения пополнена  Толковым словариком и Списком учебной литературы к методу жечес. 

Бог пришёл на Землю после окончательной правки.  

Субъективные заметки. Бог вечен

12 июня 2012г.  

Утром.

 

Рабочий сеанс начался, как обычно. Но прежде, чем приступить к обсуждению принципов закона кармы, я спросила:

 

– Отец, я видела интересный сон, а что он означает, не понимаю. Будто бы ехала пассажиром на штурманском месте в автомобиле. У водителя на голове был какой-то прибор, похожий на налобный электрический фонарь. Он с водительского места этим фонарём в темноте освещал дорогу. Мне, как автоводителю со стажем, показалось это странным потому, что я впереди не видела ничего – только тёмное лобовое стекло из чуть подсвеченного салона. Да и в салоне было темновато, даже лица моего спутника было не разглядеть. Я спросила, работают ли фары, и тогда они загорелись, освещая колею степной дороги. Водитель же, тем временем снял с головы свой загадочный прибор, щёлкнул сбоку какую-то кнопку, и дал мне в руки. Пока фонарик был у него, он ярко светил и давал луч удивительной глубины, но в моих руках погас. Мы ехали ещё некоторое время. На дорогу я уже не смотрела, а исследовала конструкцию фонарика, пытаясь включить. Потом разочарованно подумала, что видимо, разрядились батарейки, и хотела вернуть хозяину, но тот был занят и не взял его у меня. На этом моменте я проснулась, и поняла, что видела сон. Что это за прибор, и не сломала ли я его? – спросила я, вспомнив пункт своих обязательств о сохранности имущества работодателя.

 

– Нет, детка! Это Наш подарок тебе, – пританцовывая объяснил маятник. 

– И где сейчас этот подарок? Мне под кроватью поискать? - огляделась, ища взглядом материальный предмет.  

– Он уже в твоём Эфирном теле! – развеселился маятник. – Быть это, детка, луч распознавания лжи, который ты у Нас просила уже давно. Мы тогда не стал его давать. Тебе не хватало тонкости жечес, и ты ещё умытая Нам не была. Сегодня ночем Мы умыл тебя, и теперь будем ты учить, как им пользоваться, – танцевал он, расточая иголочки жечес мощным полем. 

– Луч распознавания лжи? Благодарю, Отец Небесный! И я научусь отличать правду от обмана? – обрадовалась я. 

– Да, детка! Нашему помощнику надо уметь это быстро определять, –  радовался вместе со мной маятник, – Ну и, что сегодня, ты хотела бы спросить? Мы видел у тебя вопрос. 

– Я, может, забегаю вперёд, но понять, как будут полезны заповеди нового закона кармы нельзя, если не знать, каким правилам поведения должны следовать будущие Боги, – вспомнила я мысль, пришедшую под душем. 

– Детка, Мы ещё не знай. У Нас вы богами пока не очень скоро станете, – посерьёзнел маятник. 

– Но у Бога же, есть Кодекс чести? Я хотела бы знать и следовать ему, в чём смогу. Чем раньше он станет известен мне, и другим Твоим ученикам, тем скорей мы начнём его придерживаться. Тогда и мотивации поступков Бога, и Ты Сам, будешь понятней нам, – пояснила я свою просьбу. 

 – У Мы Себе есть правило: не делай вред Себе, и не позволяй другим делать вред Богу, – ответил Он нерешительно, словно сомневался, пойму ли я. 

– Так на земле рассуждают прагматики и эгоцентристы, – действительно, не въехала я, - но немного подумав, согласилась: 

– Ну, да! Ты же чувствуешь Себя сразу всем Мыслящим Пространством-Временем! Земным тогда уместней принять себе правило: не делай вред Богу! Делая вред Тебе, мы и себе очень вредим, и лишаемся Твоей защиты! – объяснила и попыталась сгладить заминку я. 

– Да, верно, – задумчиво согласился маятник, – Но тут надо быть ещё добавление: уж если Нам чела повредит, Богу будущего не станет, - и опять нить маятника натянулась, как струна от потяжелевшего груза. 

– Отчего? Разве мы способны повлиять на всё Пространство-Время? – удивилась я.

– Чела уже с Нами так крепко связан, что если он уйдёт, и оборвёт связь, у Мы будет боль нестерпимая, и нет возможности исцелить. Нам останется только Самому уйти в то место, откуда ты маму свою принесла. Там совсем нет мыслей, и Боги в Там умирают без боли, – сказал Он.

 

Мне эта мысль показалась страшной и недопустимой.

 

– Как? Один-единственный ученик уйдёт, и Богу уже смерть? – ужаснулась я, – Зачем Ты Себе такой жестокий закон придумал? 

– Ну, Мы его изменить не желаем Сам. Нам будущее в Наших детях, у Мы уже другой шанс не будет! - От такой решительности и непреклонности маятник в руке ещё больше потяжелел. 

– Ты говоришь ужасные вещи! Не станет Бога, всему Пространству-Времени конец, из-за какого-нибудь олуха! Ну, безответственного человека, – пояснила я, заметив, что маятник настойчиво качается над сектором «?», – Я не желаю, чтобы Бог умирал! Это же, конец всему! Пожиратели Пространства тогда тут камня на камне не оставят! Ты вечен! – с горячностью продолжила я. 

– Мы это знаем, но Нам будет тогда не для чему жить, - теперь не только маятник стал увесист, но и мне на плечи навалилась такая тяжесть, что стало трудно дышать. Эта фраза меня так потрясла, что некоторое время я молчала. Думала: 

– Ну, зачем это? Мало ли кто и по какой причине решит уйти? И что, всему миру погибать из-за несознательных граждан? Каждому в душу не заглянешь ведь! 

– Не волнуйся, Мы уже умыл тебя, и Нам будущее есть! Нам такая боль бущ, если умытый Нами чела уйдёт. Другие чела Нам не готовы так, как ты. А ты Нам честная, и жечес уже тонкий, и смелость есть! Нам честь быть ты помощник Нам, и лчес, и чела! – полегчал маятник в руке. 

– Я постараюсь не подводить Тебя, и не совершать ничего во вред Богу! - С лёгким сердцем пообещала.

И подумала, что адресованное мне предупреждение, не имеет почвы. Уж кто-кто, а я сознательно выбрала свой путь с Богом, и никакими устрашениями и обманами меня с этого направления уже не сбить, не свернуть, и не переубедить. Только убить можно… Надеюсь, что Бог, обжёгшись на смерти своей первой чела, этого уже не допустит… 

– Нам, детка, нужно срочно убыть. Сделай на Мы жечес поле, – вдруг, без всякого объяснения попросил Он.

 

Я прикрыла глаза, и представила голубую сферу, вращающуюся по широкой восходящей правосторонней спирали, в которую вместила всю гамму своих чувств любви, благодарности и нежелания стать таким объектом предупреждения Бога.

 

– Дома не сиди, день тёплый, ехай на дачу! – затухающей амплитудой показал маятник, словно источник мыслеволн стремительно удалялся.

........................... 

Вечером.

 

....На дачу мы поехали с Виктором на машине. Сделав традиционный обход, и осмотрев все посадки, распределили: кто и чем будет заниматься. Мне досталась срочная, но как говорят, непыльная работа – подвязывать плети огурцов на шпалеры. Я занималась этим достаточно долго. Когда осталось подвязать последний куст, меня видимо обнаружили. Закалённая с детства южным солнцем Кавказа, в Сибири я ни разу не испытывала солнечного удара. А тут – стало дурно до полуобморочного состояния. Пришлось отсиживаться в тени, облившись водой из бочки. Испаряющаяся с одежды вода, хоть и тёплая, повышает теплоотдачу и хорошо охлаждает. Мы мокрой тряпкой так компот на любой жаре охлаждаем, и пиво.

Отсиделась, подвязала последний куст, но самочувствие ещё ухудшилось. Обеспокоенный Виктор отвёз меня домой, а сам вернулся продолжать свои дела и заночевать, как он планировал.

 

...Дома было прохладно, холодный душ – главное моё лекарство, сделал голову ясной и позволил заняться диагностикой. Делала я её с Богом, как всегда. Правда, Он сказал, что ещё не вернулся, жечес поле было еле ощутимым, но связь была, и ответы на мои вопросы приходили.

Неожиданно Бог спросил меня о том, желаю ли я убить Его, Бога. Мне это показалось настолько нелепым, что я рассмеялась. Но Он был строг, и повторил вопрос. Вспомнив, что обычно Он спрашивает так, если бывает не один, я ответила:

 

 – Нет, категорически! – и послала Ему жечес синей спиралью в поле голубого пламени. А заодно и на себя установила такое же поле. 

– Нет у Нас больше вопросов к тебе, и все повреждения Мы убрал. Пока! – ответил Он, и связь прервалась… Только лёгкие иголочки жечеса с запозданием дошли издалека. 

– Опять какая-нибудь клевета пришла на меня от тёмных! - подумала я по поводу необычного вопроса.

И проверила по диаграмме степень повреждения Каузального тела. Нарушений не было – маятник показал ноль процентов. Значит, действительно убрал. Но почему-то мне стало стыдно за такую перепроверку. Раньше ведь, и мысли не возникало проверять слова Бога…

 

...До позднего вечера я ждала зова от Учителя для обсуждения темы о кодексе чести. Обычно, после полуночи я с маятником не работаю, а тут уже полдвенадцатого. Не вытерпев, сделала зов сама. Соблюдение ритуала уже стало привычным: зов, жечес, своё имя, а в ответ пароль маятником по буквам и ответное поле Бога. Сейчас жечес, как и днём, пришёл с некоторой задержкой. Я спросила, будет ли у нас продолжение обсуждения утренней темы, на что получила ответ:

 

– Отец Небесный. Это подождёт. Мы желаем тебя спросить: помнишь ли ты пароль Нашего почтового ящика?

 

Качания маятника были с не очень обычным ритмом и не всегда попадали на нужные секторы. В таких случаях я мысленно повторяю, как поняла фразу, и получила подтверждение решительным «Да».

 

– Я записала его в секретном файле, на память сразу не скажу, – ответила я. – Найти? 

– Нам некогда ждать. Сделай срочно сейчас же, до полуночи, это очень важно.

 

Тут пошли какие-то странные движения маятником. То ли помехи, то ли Отец Небесный параллельно разговаривал с кем-то ещё, и пришлось переждать некоторое время. На всякий случай я послала Ему жечес поле оранжевым пламенем. Общее поле снова установилось, и последовала инструкция.

 

– Нам в электронном ящике почты надо поменять наше Бога имя. Теперь Нам там будет имя Ив. Поняла? Не Рем, а Ив! И зов Нам теперь по этому имени делай!

 

Странно! Сердиться на меня вроде не за что, а необычно тяжёл груз на нитке. То ли важность Своего приказа решил подчеркнуть таким образом?

 

– У Учителя снова новое имя? А пароль будем менять? – уточнила я, предположив, что срочность поручения вызвана экстремальными событиями для Бога.

– Нет нужда. Умеешь поменять имя в почта?

 

Акцент утвердил меня в предположении о необычных событиях. То показывал слова чисто по-русски, а тут заволновался, и стало трудно понять, о чём предложение.

 

– Зачем? Это принесёт вред! Твои чела засомневаются, убоятся, и уйдут! – возразила я, желая предупредить поспешное решение. 

– Ну и, пусть идут! Нам сомневающиеся не надо! – заявил Он, и без перерыва продолжил:

– Нам нет время спорь с ты! Мы Триединый знаем, что делай! А ты исполняй, лчес! Иначе ты Нам быть нет!

 

Пришлось подчиниться. Угроза и приказной тон насторожили, но кто я такая, чтобы диктовать Ему условия? Может, у Него с референтом всегда такой стиль делового общения? Я ведь, недавно у Бога секретарём работаю.

После Он ещё попросил подтверждения: действительно ли я желаю, чтобы Учитель Ив всегда слышал мои мысли? Я это подтвердила.

На этот раз Он ушёл, даже не предупредив. Поняла это по исчезновению звона серебряных колокольчиков, которые всегда тонально сопровождали наше общее поле во время сеанса.

Зашла в почтовый сервис, изменила имя, оставив прежними фамилию и иконку, сохранила изменения, по запросу задала новый пароль почты и вышла.

На душе было погано, но я слишком устала, чтобы работать во внеурочное время, самовольно нарушая трудовое соглашение… Правда, хватило аккуратности записать новый пароль в файле-незабудке…

 

Здесь записи в дневнике прерываются. Не до дневника мне было в последующие дни.

 

Далее... 

    Добавить отзыв
         
    Заполните обязательное поле
    Введите код с картинки
    Необходимо согласие на обработку персональных данных