+7 (39042)3-14-53
РФ, Хакасия, г.Саяногорск, пгт. Черемушки,
с 9:00 до 21:00 по Красноярскому времени
Содержание:

Друзья и читатели!

Если у вас найдутся   критические замечания или, не дай Бог, добрые слова о нашем творчестве, мы нисколько не обидимся! Это можно сделать по Email или в комментариях.

Новости

Законы космического мироустройства после вычитки и оформления обложки. 

Вкладка Приложения пополнена  Толковым словариком и Списком учебной литературы к методу жечес. 

Бог пришёл на Землю после окончательной правки.  

Конспект Татьяны. И я богиня?

30-04-2012 19:07

 

Т: – Жечес, Тебе, Учитель! Не найдёшь ли время побеседовать со мной? 

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – О, Нам видны у тебя вопросы! 

Т: – В наших беседах, в сообщениях Владык Кармы и Твоих записях в блоге, прослеживается настойчивое напоминание нам, детям Вашим, о главном назначении человека – научиться быть Богом. А что должен уметь Бог? Какие умения и способности нужно развивать в себе? 

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Нам это пока тоже не ясно. Есмь Я не знаю, что вы умеете. 

Т: – Тебе нужно знать умения человечества, или отдельной личности?  

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Отдельного человека. Ты, например, умеешь Нас слышать? 

Т: – Раньше – нет, а сейчас слышу иногда. Чаще через маятник читаю по буквам Твои ответы. Но Ты же умеешь слышать мои мысли! Или Ты их видишь?  

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – И вижу, и слышу. 

Т: – А мы в большинстве своём этого не умеем. И чему нам ещё надо научиться? 

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Например, материализовать свои мысли. 

Т: – Это как?  

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Мысль материальна. Вы на Земле их умеете творить, а видеть свои мысли ты умеешь? 

Т: – Каждую мысль? Их так много в голове возникает, угасает, перетекает в ассоциативные цепочки! Я не представляю, каким образом их можно увидеть. Раз люди не видят и не слышат мыслей, то их вибрации находятся за порогом чувствительности земных органов чувств.  

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Вот ты и дала Нам умный ответ. Мы теперь знаем, чему нужно учить Наших детей. Правда, не совсем права: мыслеформы ты видеть умеешь. Когда ты каялась, Нам в твоём воображении были целые картины событий. 

Т: – Ну это, наверное, умеет каждый человек. Я же вижу их мысленно, а не глазами! Когда приходилось по работе делать чертежи, я всегда представляла себе, как будут соединяться детали конструкции. Иначе у нас тогда не было бы ни автомобилей, ни домов, ни космических кораблей. 

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Итак, вы умеете представить в воображении, как будет выглядеть, ну например, мост через реку. Мосты бывают каменные, подвесные, деревянные, стальные. Как ты выбирала бы материал? 

Т: – Вообще-то, мне мосты строить не приходилось. Я по гидростанциям специализировалась. 

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – А что при строительстве плотины мосты не нужны? 

Т: – Нужны, но временные. Когда построена плотина, она сама надёжный мост. 

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – А какие временные мосты у вас делали? 

Т: – Геологические изыскания места под основание плотины делали в зимнее время, и строить мост вообще не было нужды. Река замерзала, и геологи проводили бурение скважин со льда. По изымаемым из скважин образцам грунта определяли породы, залегающие по дну реки. К весне буровые механизмы демонтировали. Зимники – так называют у нас зимние переправы по льду через реки, до сих пор ежегодно устраивают на северных реках. Летом же используют паромы и другие плавательные средства.   

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Так вы даже и природные условия учитываете? 

Т: – Конечно! Вот река, например. Зимой она замерзает, весной бурное снеготаяние и ледоход грозят населению наводнениями, летом тоже случаются ливневые паводки – от дождей. Зато осенью, с первыми морозами замерзают поверхностные сточные воды притоков, и наступает самые низкий уровень воды в реке. Этот период называется межень. Грех не использовать межень для работ по укреплению берегов ниже летнего уреза воды, например.

В межень на строительстве всех известных мне крупных гидростанций обычно делалось перекрытие реки. Полностью перегородить реку нельзя, нужно перенаправить её воду в искусственное русло. А для этого от неё отгораживают место для котлована первой очереди там, где предстоит построить искусственное бетонное русло реки.

В Сибири на полноводных реках готовиться к этому начинали зимой. Вдоль реки, на расстоянии примерно равном ширине будущего котлована, на льду строили ряжи высотой больше глубины реки. Ряж – это бревенчатый сруб с днищем, заполненный камнями. Лёд весной тает и ряжи опускаются на дно, метра на три возвышаясь над водой. Камни держат ряж от всплытия, бревна держат камни от размывания течением. Ряж соединяют с берегом двумя перемычками из насыпного грунта. Грунт перемычек насыпают из самосвалов прямо в воду. Начинают отсыпку от берега и замыкают на ряжи выше и ниже по течению. Получается отгороженная от реки этакая лохань с водой. Воду в ней осушают насосами.

Под защитой перемычек строят водосливные лотки, заранее оснащённые затворами, а также водобойный колодец, чтобы гасить разрушительную энергию воды ниже по течению. Одновременно вдоль ряжа строят бетонную разделительную стенку, укрепляют бетонной облицовкой берег, делают стенки бычков водосливных отверстий и водосливную поверхность, чтобы теперь никаким паводком дно не размывалось.

Поверх бычков перекидывают мощные металлические балки эстакады, способные выдержать нагрузки от башенного крана и временной автомобильной дороги. По балкам у нас был настил из двух или трёх слоёв бруса. Это и был первый временный мост. По нему подвозили грунт для перемычек второй очереди. Их отсыпали уже с двух берегов навстречу друг другу, оставляя проран – место, где ещё течёт река. К осени расходы воды уменьшаются, течение становится спокойней. Тогда перемычки первой очереди, разобрали, открыли затворы на водосливных лотках, а прораны засыпали. Это большое событие в строительстве любой плотины. Вода поменяла русло, и котлован второй очереди осушили. Затем в нём и развернулся основной фронт работ по строительству плотины и здания ГЭС с турбинами и прочим электрическим хозяйством. 

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Да? Так мудро используете климатические циклы природы, что у Нам уже уважение к Нашим детям! 

Т: – Дело в том, что не все реки замерзают зимой. Да и каньоны бывают разной ширины. В каждом конкретном случае свои технологические приёмы. На Чиркейской ГЭС в Дагестане, где я начинала свою карьеру гидростроителя, на время строительства воду из основного русла отвели по тоннелю в скале. Там  река  Сулак была узкой – человеку камень с берега на берег можно было перебросить. 

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Нам ты повадки воды хорошо знаешь. А что, больше у вас такие крупные станции уже не строят? Мы сейчас мало видим большое строительство. 

Т: – Все упирается в экономику. На строительство гидростанции нужны большие и долговременные затраты. Окупаться она начнёт в лучшем случае лет через десять. Если раньше заказчиком гидростанций было государство, сейчас всё измельчало. Частным инвесторам в одиночку столько денег на строительство не накопить. А может, нет мотивации. Запасать и накапливать энергию мы не умеем. Её сразу тратить надо, а если нет потребителей, зачем строить? Сибирь, по сравнению с Европой ещё не настолько обжита. 

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Ну, тогда  не надо мост. Нам скажи, что ты будешь делать, если тебе надо попасть на другой берег речки, а моста нет? 

Т: – А Ты, как бы сделал мост? 

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – После выбора места, Мы видим форму его. Из формы понимаем, какой нужен материал. А материал мыслью творим. 

Т: – Мы материал не творим, а берём у природы, и придаём ему нужную форму. То, что не под силу поднять и переместить подъёмным краном, расчленяем на части, после соединяем их на месте строительства. Такое сооружение, как мост, требует участия многих людей. 

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Наверное, это очень долго. 

Т: – Для больших мостов – несколько лет.  

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – А вы не мечтаете делать это быстрее? 

Т: – Мечтаем. Придумываем способы, как упростить и ускорить строительство, заодно и удешевить. 

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Нам интересно: ты могла бы представить мысленно новый, полностью готовый мост? 

Т: – Никогда не было нужды. Нас в альплагере учили использовать для переправы подручные средства. Например, ищем, где через ручей старое дерево упало. Натягиваем две перильные верёвки по бокам, и переправа для группы туристов готова за полчаса. 

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – И это долго. 

Т: – А как бы Ты сделал?  

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Ну, вот бревно – оно растёт сто лет. А если там нет его? 

Т: – Тогда двух верёвок хватит. Один из группы переходит речку вплавь на страховочной верёвке, закрепляет на другом берегу, вытягивает её так, чтобы получилось кольцо, закреплённое на берегах за стволы деревьев или за крупные камни особым узлом, который потом можно развязать дистанционно и собрать верёвку, после того, как все переправятся. Остальные по верёвкам отправляют рюкзаки, и сами переходят. 

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – А если и верёвок нет? 

Т: – Тогда – вплавь или в обход. Можно ещё плот соорудить. 

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Разве мыслью нельзя себя на другой берег перенести? 

Т: – Только во сне. 

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Нам понятно: во снах дети Наши умней, чем в период бодрствования. И у Нас ты летаешь во снах! Ты к Нам через стену во сне проникала, а наяву, отчего не можешь? 

Т: – Стена твёрдая, биться в неё больно.  

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – И не надо биться. Надо себя представить по ту её сторону. Умней способа, Мы не знаем. 

Т: – Мы же материальные – из атомов, молекул, органов сделаны. Как можно умудриться здесь себя разобрать на части, а там собрать воедино, вместе с вещами?  

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Да, так и надо: тут разобрать, а там собрать! 

Т: – Легко говорить – Ты тонкоматериальный!  В тонком мире мысли хватит – стены для неё не преграда. 

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Вот, именно! Ты знаешь это, а применить не пробовала? 

Т: – Мой земной опыт подсказывает что, сколько ни говори слово халва – во рту сладко не становится.  

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Не умеешь, так и скажи! 

Т: – И сама не умею, и не знаю ни одного человека, кто бы мне это показал.  

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – И у Нас нет пока таких людей на Земле. Вот и будем учить вас использовать мысль для настоящего дела, а не для самоубийств. 

Т: – Ты знаешь, как можно научить этому? Или это умение врождённое?  

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Детка, ну Есмь Я таким Богом, как сейчас, тоже не сразу стал. Так же, как и ты, Мы учились быть и минералом, и растением, и животным, и человеком. Так не бывает – подумал, что желаю быть Богом, и сразу стал. Ты Богом быть желаешь? 

Т: – К сожалению, я никогда не смогу стать Богом… Я женщина! Только – богиней! На меньшее – не согласна! :-))) ! 

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Не смейся! Детка, ты уже себя изменила, как настоящая богиня! 

Т: – Зеркало мне этого не показывает. 

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – А если, честно, ты в себе заметила изменения? Косточку на левом плече у себя пощупай – она уже на месте? Или по-прежнему торчит? 

Т: – Нет, уже не торчит, а была видна и через одежду. Она после травмы лет десять на место не становилась. Врачи говорили, что только операцию надо делать. Когда острая фаза и отёк прошли, решила, что декольте мне не носить – и без него обойдусь, а в остальном – рука же, рабочая. 

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Даже Мы не смогли бы её быстрей поставить на место, если бы ты не желала быть здоровой, и не нашла бы диагностикой причину её повреждения! Ты же не станешь это отрицать? 

Т: – Не стану. Но это не доказательство. Я ничего сверхъестественного с ней не делала. 

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – А зачем ты ей давала команду: встань по-старому, как отец с матерью поставили? 

Т: – Да, давала. Ты думаешь, это меня она послушалась?  

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Там от твоего веления  вырос поломанный хрящик на лопатке, и сустав встал на место. Он долго рос, но и если бы ты Нам делала только просьбу, быстрее не стало бы. 

Т: – Ты намекаешь, что я могу стать богиней? 

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Да, не намекаю! Вот, дурашка! Ты у Нас и была богиней, пока не попала в плен Тёмных на Земле. Они тебе отключили сознание и память о том, кто ты есть на самом деле! 

Т: – Мне интуиция на этот счёт ничего не подсказывает… Не знаю – верить или нет… 

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Эй, а маму свою – ты помнишь, как нашла? 

Т: – Помню. Это было недавно. Я и вчера с ней разговаривала через маятник… 

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Там, где ты её нашла, смертному не выжить. Нам и то – жутко! Ты не помнишь, рядом с ты ещё кто-нибудь был? 

Т: – Нет, не помню. Сплошная серая пелена, а мама, и даже одежда на ней, были какие-то серые. Она появилась передо мной стоя, сказала, что устала, и стала падать, не сгибаясь ни в одном суставе – прямая, как замороженная. Еле успела подхватить. А это что за место? Как называется?  

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Да, нет у него имени! Оно названия не имеет, чтобы туда случайно никто не попал. Даже Нам, Богам, туда нет входа. Это место Нашей смерти. 

Т: – Место смерти Богов? Ты же, вечен! Разве Боги умирают? 

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Именно! Если незачем жить. 

Т: – Моя мама туда попала нечаянно?  

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Нет. Твоя мать Нам тоже богиней была в плену. И ещё есть Нам боги на земле, которых смертными сделали.  

Т: – Странно, она никогда о Боге со мной не говорила, и не крестила меня в детстве. Я сама, уже взрослой… В шестьдесят четыре года с ней во сне приключился приступ инсульта, потом пять дней в коме, и умерла, не приходя в сознание. Только руку из моей руки отдёргивала, чтобы я ей не мешала сделать последние вдох-выдох, словно что-то очень тяжёлое несла… Оттого что в дальних мирах заблудилась, и не вспомнила Бога в миг смерти, там оказалась?  

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Она, наоборот, туда не желала. Её тёмные направили. 

Т: – Кто, если не секрет?   

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Свекровь – твоя бабушка по отцу! 

Т: – Бабушка Аня? Она тоже умерла дня через три или четыре после мамы. Я боялась за здоровье отца и утаила от него телеграмму. Он в больницу попал после маминых похорон. Только на девятый день со смерти бабушки, я призналась...  Скажи, Учитель, их смерти были как-то связаны?  

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Да! Твоя бабка и сейчас там, откуда ты маму вынесла! 

Т: – Что-то у меня нет желания ещё раз туда попадать… Даже, ради бабушки. Она тоже, по-твоему, богиня? 

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Наоборот. Самая чёрная ведьма! Была.

Нам честь, у тебя нет ни страха, ни ненависти, ни жалости к ней. И не надо! У неё там уже не осталось ничего живого. Пойдёшь за ней – сама пропадёшь! Не делай ей зова и жечеса. Она уже оттуда не выйдет и помощь бесполезна. А твой тонкий жечес её убьёт совсем. 

Т: – Да, поняла. Если не осталось живого, то тогда и зов от неё мне не грозит. У меня не было к ней горячей привязанности, с самого детства. Она меня не любила, и маму тоже. Когда приезжала в гости, всегда устраивала родителям скандалы. Мама, наверное, меня звала, потому я там оказалась. А к чему Ты об этом напомнил? Чтобы убереглась? 

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Нет. Ты Нам желаешь снова стать богиней? 

Т: – Чтобы желать, надо как минимум знать, зачем это мне нужно. Я земная смертная, и Тебе чела. Неужели Ты не дашь мне сделать Переход? 

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Не проси у Нам Переход! Ты будешь живая, пока не выполнишь свою задачу инкарнации. 

Т: – Тогда быстрей учи меня её выполнить!  

БОГ-УЧИТЕЛЬ: – Нам не быть сейчас отказ у ты, и ещё есть время поумнеть. Мы ты учим, и продолжим учить во сне. Сейчас ты уже многое умеешь и быстро Нам умнеешь. Тебе нет нужда быть космические инкарнации. Не забывай Нам молитву на сон делать. И пока! Нам надо убыть. 

Т: – До завтра! Благодарю, Учитель!

 

Далее...

    Добавить отзыв
         
    Заполните обязательное поле
    Введите код с картинки
    Необходимо согласие на обработку персональных данных