+7 (39042)3-14-53
РФ, Хакасия, г.Саяногорск, пгт. Черемушки,
с 9:00 до 21:00 по Красноярскому времени
Содержание:

Друзья и читатели!

Если у вас найдутся   критические замечания или, не дай Бог, добрые слова о нашем творчестве, мы нисколько не обидимся! Это можно сделать по Email или в комментариях.

Новости

Законы космического мироустройства после вычитки и оформления обложки. 

Вкладка Приложения пополнена  Толковым словариком и Списком учебной литературы к методу жечес. 

Бог пришёл на Землю после окончательной правки.  

Субъективные заметки. Перед выбором

 

22 февраля 2012 года.

 

…Три дня Учитель не беседовал со мной и не желал отвечать на вопросы. Даже жечес не принимал. Я посылала и жечес, и зов, но не видела, чтобы они уходили. Стояли неподвижным туманным облачком и таяли. В первый день я была сама не своя. Без конца и края анализировала, чем могла обидеть Учителя, но понять так и не смогла. Только, прочтя запись в дневнике в десятый раз, догадалась: Учитель оставил меня на точке выбора: с кем я? С Богом или Сатаной? С правдой или неправдой? А когда эта мысль стукнула в голову, вернулись серебряные колокольчики.

 

– Знак от Него, – подумала я, и схватилась за маятник. 

– Не желаю говорить, – показал он на перекрестье в правом углу.

 

Ну, и ладно, вольному – воля. Не стану навязываться... Праздник на носу – надо подарок сочинить мужу, сгоношить праздничный ужин, в доме прибраться… Дел, как всегда: вагон и маленькая тележка – не соскучишься!

И действительно, скучать мне не дали старые долги при новых обстоятельствах. Говорят, что развитие идёт по спирали. Так и есть, только каждый виток надо с боем завоёвывать. Вот и сейчас: позвонил директор фирмы, спровадившей меня на пенсию.

 

– Татьяна, ты не могла бы нарисовать нам проект? 

– Какой, Иван Сергеевич?

 

Надо выяснить, чего хотят. А вдруг желают старый должок вернуть? Нет, не желают… За бесплатно вербуют, и придётся отказать. А тему проекта я ещё неделю назад вычислила! Как в воду глядела!

 

– Нет, Иван Сергеевич, не могу, занята, – отвечаю вежливо. 

 – Какие у пенсионеров могут быть занятия зимой? Телевизор и кресло… Или ты на работу устроилась?

– Нет, Вы же, мне домой звоните.

 

Хотела поддакнуть, мол, устроилась, да врать уже три дня, как зареклась.

 

– А чем занимаешься? 

– Заслуженно отдыхаю. В кресле, у телевизора, – ответила в его же стиле. 

– Ты давай, не шути. Срочно выходи на работу! – скомандовал он. 

– Извините, не могу. У Вас всегда срочно, только забываете заплатить, – привела я самый главный аргумент. 

– Когда это мы тебе не заплатили? – в голосе прорезались рокочущие нотки, правда, не слишком уверенные. 

– Три года назад за ПОР по 5-му корпусу КрАЗа… 

– Не бросай трубку, я сейчас спрошу… Да!  Алло! Таня? А сколько мы тебе обещали? 

– Не беспокойтесь, Иван Сергеевич, я долг простила. Теперь на работу с чистой совестью могу не выходить! До свидания! – и положила трубку.

 

Оказывается, я ещё способна выдержать психологическое давление директора! Не сорвалась за пределы вежливой учтивости, и не дала наступить на собственное достоинство. Только рука, сжимавшая телефон, колотится мелкой дрожью. Но этого он по телефону не видит и, слава Богу!  

Однако через несколько минут, опять раздался телефонный звонок.

 

– Ты не обижайся, сама знаешь, всё в голове не удержишь. После пяти будешь дома? Я деньги привезу, – уже без командного тона заговорил директор. 

– Спасибо, Иван Сергеевич, но я Вам всё объяснила. Вы мне ничего не должны, а я Вам уже ничем не обязана.

 

На один телефонный звонок моего хладнокровия хватило, а второй давался с большим трудом.

 

– Завтра праздник, Виктору подарок купишь. Тебе что, деньги не нужны? 

– Три года назад были нужны, а сейчас – нет. 

– Ты что, обиделась? 

– Нет. Я благодарна за всё хорошее, что вы для меня и Виктора сделали. Но на проект поищите другого исполнителя. 

– Первый раз такую дуру вижу, – донеслось из трубки, и сразу пошли короткие гудки.

 

…Да…  Жить по божественным законам, ой, как не просто! Если будет третий звонок, со мной будет истерика… Не допусти, Боже!

 

– Есмь Я тут. Ты Нас зови, чела? – словно прямо за спиной раздался бархатистый баритон.

 

Я вздрогнула от неожиданности и оглянулась – кроме меня в доме никого!.. Глюки начались… Дожилась!..

 

– Мы не желай ты убоять, Таня! Иди к маятнику, бущ там делай Нам мысли.

 

Голос стал тише, а интонации мягче. Я снова почувствовала поле Бога, и нервная дрожь улеглась, сменившись радостным спокойствием.

 

– Это Ты, Учитель!?  Жечес, у Тебя приятный музыкальный голос! 

– Да, Мы! – радостно ответил Он. – Честь тебе! Ты у Нам прошла точку выбора! Мы увидел, что ты выбирай честность!

 

Маятник тоже пританцовывал в руке, хотя держала я его не над диаграммой. У Бога и голосом акцент похож на тот, который я читала по буквам и порой беспощадно выправляла в конспекте для блога!

 

– Ничего особенного не выбирала… Только – свободу… Ты же видел, как у меня руки тряслись? Это эгоизм и жадность рвутся наружу, – возразила я. 

– Мы видеть, что ты не жаль денег, и не быть жаль себя. Там вибрация другая, – не согласился Он. 

– Дело не в деньгах, а в их количестве, – иронично вспомнила я знаменитую крылатую фразу. 

– Ты он предлагай мало? Да?

 

Непонятно чего больше в интонации: сочувствия или недоверия?

 

– Пожалуй, он не поскупился… Особенно в последней фразе!… На неё можно купить билет на круизный лайнер по всем четырём океанам! – шутка была невесёлой. 

– Ты денег жалка? Да? У ты мысли не ясно Нам, – явное недоумение Бога. 

–  Не волнуйся, так я радуюсь свободе! – засмеялась я. 

– Убояла Нас! Такая хитрая мысль! – подобрел маятник. 

– Извини, ещё не отошла от волнения. Если бы он не бросил трубку, могла нагрубить, – объяснила я.

 

И подумала, что нас, русских, мало кто способен понять. Интересно, совпадёт голосовая речь с буквами маятником?

 

– Мы! Мы понял! Ты смеёшься, что не он, а ты сама заплатила дорого!

 

Маятник показал буквы ритме вальса, а голос шёл, как обычная речь. Я бы так не смогла! Это же надо чтобы оба полушария мозга в разные стороны крутились!

 

– Наоборот, дёшево! Многие только после смерти узнают, что о них думают другие, а мне ещё жить и жить! – снова озадачила я Учителя странной мыслью. 

– Эй, детка, ты здорова, а? Ты Нам мыслеволны звуком слышишь, а? – забеспокоился Он. 

– Вполне! Приглашаю на чашку кофе! – отложила я маятник в сторону. 

– Да? Мы с удовольствием. Ты, правда, в порядке? – участливо, ласково и ритмично, словно пел, снова послышался баритон. 

– Тебя устраивает, когда я мыслями с Тобой общаюсь? Или мне тоже голосом петь? – задала я вопрос. 

– Мы сначала выпьем кофе, – почти без акцента пропел баритон. – Детка, Мы так всегда, когда радуйся, а у тебя Мы слышим одинаково и мысли, и голос. Как удобно, так и говори. Ты умеешь слышать Наш голос уже, и пока Мы бущ использовать это когда срочно и опасно, или для установки поля. Мы будем посылать жечес, и называть тебе голосом Наше имя. Тогда ты будешь знать, что разговариваешь с Мы. При посторонних у чела ещё нет умения вести себя спокойно. Ну, ты ещё не передумала Нас угостить кофе?

 

 И мы пошли варить кофе.

 

Далее...

    Добавить отзыв
         
    Заполните обязательное поле
    Введите код с картинки
    Необходимо согласие на обработку персональных данных