+7 (39042)3-14-53
РФ, Хакасия, г.Саяногорск, пгт. Черемушки,
с 9:00 до 21:00 по Красноярскому времени
Содержание:

Друзья и читатели!

Если у вас найдутся   критические замечания или, не дай Бог, добрые слова о нашем творчестве, мы нисколько не обидимся! Это можно сделать по Email или в комментариях.

Новости

Законы космического мироустройства после вычитки и оформления обложки. 

Вкладка Приложения пополнена  Толковым словариком и Списком учебной литературы к методу жечес. 

Бог пришёл на Землю после окончательной правки.  

О душе и тонких телах

 

 Т: – Жечес, Аттам! Ну, как, Тебе понравилась баня?

БОГ АТТАМ:  – Нам давно нравится, и Матерь очень довольна. А чему ты не спросить о Ней? 

Т: – Мне было великолепно! Думаю, и Ей так же. Даже дождь нам не помешал! Вместо душа умывал нас! Дождь шёл сильный и тёплый, а на юго-востоке в полнеба полыхал совершенно фантастический закат! С сиреневыми облаками над фиолетовыми горами! Как Гималаи на картинах Николая Рериха! Оказывается, он с натуры их писал. Я красные закаты видела много раз, зелёные – тоже, а фиолетовый впервые! Надо будет взять такой цвет для жечес поля. Это же мне от Богородицы подсказка?


Упражнение на лепку жечес-шара в ладонях


БОГ АТТАМ:  – Подсказка быть от Нам все Трое. Детка, а ты умеешь в ладонях слепить шар с жечес такого цвета?  

Т: – Не пробовала. А зачем? Что с ним после нужно сделать?

БОГ АТТАМ:  – А на Мы отправь. Только не кидай.

 Т: – Я так уже делала. Однажды по совету одного экстрасенса свою энергетику проверяла. Там надо пальцы обеих ладоней развести и согнуть, словно держишь руками волейбольный мяч. Когда почувствуешь между ладонями тепло внутри воображаемого мяча, понемногу можно начинать его лёгкими движениями сдавливать, как при лепке. И от силы минут пять требуется, чтобы сделать из него меньший шар. Ощущение тепла в ладонях увеличивается и появляется какая-то упругая сила, отталкивающая их друг от друга. 

Вот… Малый шар у меня сейчас получился размером чуть больше мячика для большого тенниса. Но он сиреневый с розоватым оттенком.  Ещё помять? Пока ладони не соприкоснутся? Или до нужного оттенка ещё покатать между ладонями, как тесто?

БОГ АТТАМ:  – Руки не должны соединяться. На минимальном расстоянии ещё некоторое время покатай, чтобы упругость стала сильней. Есмь Я мыслеформу пошлю, когда будет достаточно… 

Хватит. Ты как его видишь сейчас?      

Т: – Он тёмный стал! Почти чёрный! Только ободок вокруг светится… Лети к Аттаму!.. Исчез…

БОГ АТТАМ:  – Детка, такой нежный жечес пришёл! Нам Мать до Её убиения умей так делать жечес. А сейчас ещё не научилась.   

Т: – Ты хочешь сказать, что я научилась раньше?

БОГ АТТАМ:  – Да! А теперь и Она умей! Уже на Мы прислать такая же! Даже три!    

Т: – И что тут особенного? У меня получилось с первого раза. Наверное, энергетический шар вылепить руками может каждый, была бы энергия. Но пока мы живы, энергия есть всегда.
Все движущиеся объекты – неорганические и биологические, в движении обладают энергией. Только если для движения неорганической материи нужен «пинок» – первоначальный импульс извне, то биологические субъекты эту энергию сами генерируют, и по собственному желанию могут двигаться, останавливаться или приводить в движение другие объекты. 
Ведь, в каждом биологическом существе идут постоянные химические реакции, выделяющие тепловую энергию. Есть энергия, есть биополе. Другими словами – это наше энергетическое или Эфирное тело, обладающее, в том числе и электромагнитными свойствами. Ты как-то говорил, что даже у одноклеточных бактерий есть Эфирное тело. Для движения энергий нужна разность потенциалов или полярность.

А тут, похоже, их нет… Мне кажется, шар удалось слепить именно оттого, что между руками как раз и не было полярности. Похожим противодействием сближению обладают два одноименных полюса магнита. Они упруго отталкиваются, и соединить их трудно. Были бы разные полюса, было бы притяжение, а ладони пришлось бы с усилием отрывать друг от друга. И люди ничего бы не могли делать склеенными руками.

БОГ АТТАМ:  – Да, так и есть. У Нам там одноименная полярность у обеих рук и ног.     

Т: – А почему там получилась энергия жечес? Я не стала вращать шар в правую сторону. Побоялась, что улетит слишком быстро и получится, словно кинула, а Ты просил не кидать.

БОГ АТТАМ:  – А потому, что ты Аттаму быть друг. Другая энергия у друга Нам быть не может. Ты же чувствовала любовь к Нам, когда лепить шар, хоть и не творила на это мысль словами.    

Т: – А у врагов Твоих, значит, другая энергия? Другого знака? 

БОГ АТТАМ:  – Да. Там жечесу ненависть быть замена.

    
Взаимодействие полей разной полярности


Т: – Что происходит, если поле жечес и поле ненависти сталкиваются? Вспышка?

БОГ АТТАМ:  – Не всегда. Если есть разница в объёме и напряжённости полей не меньше, чем вдвое, то большое и мощное поле поглощает меньшее, и растворяет его в себе. Когда они по этим признакам равны, происходит вспышка. Даже бывает, у оба поля полное сжигание, если столкновение произошло на большой скорости. На земле такое увидеть нельзя, а в космосе Мы использовать это свойство для зажигания новых звёзд мыслью и жечес-полем Нашим.

Т: – Я не астроном, но на земле молнии тоже ведь, возникают от соприкосновения полей заряженных облаков?

БОГ АТТАМ:  – Вот ты и нашла Нам пример. Молния и гром получаются, когда сталкиваются поля, окружающие облака, равные по объёму и энергетической наполненности, но противоположные по направлению вращения и векторам движения. 
  
Т: – А что происходит, когда встречаются  два человека с разноимёнными полями и количественно разными по заряду? Я не слышала, чтобы без механического воздействия люди умирали при встрече с колдуном.

БОГ АТТАМ:  – Это происходит и между человеками. Только вы не умеете связать смерть тела от внезапной остановки сердца с энергетическим ударом по нему мощным полем ненависти другого человека. Ты же умеешь чувствовать, как бывает неуютно вблизи некоторых людей?

 Т: – Да умею, а иногда трудно уклониться от телесного контакта с ними. Например, в переполненном автобусе. Некоторым даже дурно становится в транспорте. Особенно маленьким детям – их чаще укачивает. И все-таки, не часто это заканчивается летальным исходом. Стоит выйти на свежий воздух, и дурнота отступает.

БОГ АТТАМ:  – Эй, а ты что, не падать в обморок в многолюдных местах?
  
Т: – Падала. В молодости. Один раз в очереди в магазине, несколько раз в общественной бане. Я тогда думала, что это была реакция на недостаток кислорода в замкнутом помещении от присутствия там большого количества людей, или плохой вентиляции.

БОГ АТТАМ:  – У Мы было не меньше пяти случаев, когда твоя душа прилетай к Нам неожиданно, и Мы Сам дать ты жизнь. А возвратиться она в твоё тело, которое быть в магазине или в бане. И ни умышления на смерть, ни болезни у ты не наблюдалось.

Т: – Да, раз пять и были обмороки, когда очнувшись, я даже не помнила момента потери сознания. Но однажды я упала в обморок на примерке у портного. Не было многолюдья. И портным была мама. Она что-то пришивала на мне. Только мне было трудно долго стоять неподвижно, хоть я и старалась. Мама у меня не ведьма и никогда ею не была.

БОГ АТТАМ:  – А сестра? Ты же знаешь сейчас, что она не была Нам монада?   

Т: – Да, сестра была тогда в комнате. Сидела к нам спиной и уроки делала. У неё было такое мощное поле ненависти ко мне? Почему я больше никогда его не чувствовала в её присутствии?

БОГ АТТАМ:  – Ты её любила, когда она деткой быть?  

Т: – Конечно! Она с моих рук первые шаги сделала. Была младше на пять лет, и я её опекала, защищала, заботилась. 
 
БОГ АТТАМ:  – Твоя любовь к сестре и жечес поле были тебе защитой от её ненависти.  Когда ты поняла её подлость и ушла, у неё не стало донора, и её убила мать её мужа. 

Т: –  Свекровь, значит... Никогда бы не подумала! Такая мягкая, и вежливая женщина. Даже набожная, хоть и учительница по профессии. У меня с ней никогда не было конфликтов. Правда, общую кухню мы с ней не делили, встречались только на нейтральной территории… Я не сразу поняла, что сестра ждала моей смерти. Три месяца она молчала – и когда я долго лежала в больнице, и после выписки. Хотя была извещена мужем о моей болезни по телефону. Ни телефонного звонка, ни письма с вопросом о моём здоровье или с сочувствием, так и не пришло. От родной и единственной сестры я такого не ожидала. И это несмотря на то, что после возвращения из Украины в Сибирь, я отказалась от наследования имущества родителей в её пользу, и меркантильных претензий у неё просто не могло возникнуть. Всё итак ей досталось, без споров с моей стороны. Да и у меня никаких обид к ней и в мыслях не было. А тут даже вежливого интереса не выразила, словно уже похоронила меня. И я написала ей об этом, считая, что младшей сестре имею право сделать замечание. Она снова промолчала, только после моего письма вся родня прекратила со мной переписку. С тех пор сестра извещала меня по телефону только о похоронах. Умер отец, свёкор, тётка по матери, тётки по отцу… Радостных вестей я видно достойна не была...

Потом через восемь лет сестра заболела онкологией и позвонила мне. Просила, чтобы я ей написала письмо, хотя давно уже меж нами сложился стиль, пусть и нечастого, общения по телефону. Я тогда уже работала с маятником в самодиагностике и зарегистрировала на себе многие колдовские «подарки» от неё. Догадалась, что по образцу почерка ей нужен фантом на меня. Видно фотографии, оставшиеся в родительском доме, утратили фантомную способность – я же их по Твоему совету отсекла от себя велением. Через три месяца она умерла. Позвонила об этом её дочь, моя племянница. Мы отправили денег на похороны, но больше связи с этим коленом родства у меня не было. Только недавно через Интернет случайно узнала, что умерла и племянница. И что муж сестры озабочен оформлением наследства и опеки на внука. Он просил моего отказа от своей доли, хотя доли у меня никакой и не было. И я даже не знала, ни когда родился внук, ни имени, ни сколько лет ему сейчас. Все это время помощи у меня не просили, моей жизнью не интересовались. 

Я не простила сестру и каюсь Тебе в этом, Боже! Прости меня!

БОГ АТТАМ:  – А Нам нет нужда в ты покаянии. Нам у ты ненависть или обида на неё нет, мести – никогда и не было. Материальных долгов перед ней у ты тоже нет. И она при жизни просить у ты прощения не желала. Ни за колдовство, ни за то, что на твоё последнее письмо ей, сама не желала ответ быть. Нам на всепрощение нет нужды. Не вижу у ты вина.  

Т: –  Благодарю, Аттам! Я не решалась поговорить с Тобой об этом. Особенно, когда Ты сказал, что моя молитва за её душу после кончины, как и за всю остальную умершую родню по линии отца, не может быть выполнена, если спасать некого. А сейчас легче на душе.  

БОГ АТТАМ:  – Их у Нам тут нет и не было. Они не Богу служить всю жизнь. И твою сестру с рождения они сделали ведьмой. Помнишь что-нибудь необычное, когда она родилась?


Как у младенцев крадут душу


Т: –  Мне было пять лет. Всё понять и осмыслить в отношениях взрослых я, конечно, не могла. Но два впечатления запомнились на всю жизнь. 

Мама лежала в роддоме и через окно показывала нам с папой белый свёрток  с маленьким красным личиком моей сестрёнки. 

Тогда же, папа взял меня с собой на вокзал. Встречать бабушку – его мать, и двух (или трёх?) своих сестёр. А там, на перроне, когда я увидела красные огромные колеса подходящего паровоза, клубы пара из-под его днища, вылетавшие с шумом по сторонам, со мной случилась истерика. Был какой-то жуткий страх. Я так орала, что папа взял меня на руки и, когда поезд остановился, почти бегом бросился к среднему в составе вагону. Он вошёл в вагон без меня, оставил стоять у входа. Одну среди чужих людей, выходивших из поезда с сумками и чемоданами. Они задевали меня своими пожитками, и это было больно. 

Потом появился папа с незнакомыми женщинами, которых мы встречали. Они на меня почти не обратили внимания, занятые пересчётом своих вещей. И я плелась сзади них до машины, куда после загрузки чемоданов, сели мы все. Кто-то из женщин взял меня на колени, потому что места в салоне мне не хватило. Плакать я перестала, но ещё вздрагивала и дрожала. Слава Богу, что по пути меня завезли в детский сад, и домой я попала только вечером. 

В комнате на подушке лежала сестрёнка, завёрнутая в пелёнки. Взрослые о чём-то громко разговаривали на кухне, откуда меня прогнали. Мама была занята приготовлением ужина для гостей, и велела мне умыться и не играть с собакой. От неё могут быть вредные глисты для малышки. 

Из комнаты с сестрёнкой меня тоже прогнали. Потому, что я подарила ей свою любимую куклу с жёлтыми волосами и открывающимися глазами. Куклу выбросили с кровати, а меня какая-то из тёток больно взяла за руку и вывела во двор. Там я и слонялась. Одна. Уворачиваясь от поцелуев щенка Кути. Он хотел играть, но трогать собаку было нельзя – вредно сестрёнке.

Обратно меня позвали, когда был накрыт стол, и все за ним собрались. Сначала взрослые смеялись и мирно разговаривали, а потом разразился какой-то жуткий скандал и все гостьи почему-то ругали мою маму. Она держала на руках сестрёнку и виновато просила их говорить тише, но всё равно они кричали и говорили  неприятными и страшными голосами. Папа молчал, но было видно, что и ему досталось. А я удивлялась, почему мой папа – герой-фронтовик, не прогонит этих злобных гостей, как прогнал фашистов?

Сейчас, когда я знаю, что все тогдашние гостьи были при жизни ведьмами, мне не кажется странным, зачем им было приезжать такой большой компанией в дом, где ещё не оправилась от родов женщина, а маленькому ребёнку вредны контакты с посторонними, хоть и родней. По русскому обычаю младенца месяц не показывают миру, пока не окрепнет. Да и не было в нашей семье обычая собираться на рождение других моих двоюродных сестёр и братьев, живших в разных местах – на Урале, в Адыгее, на Подольщине и в Молдавии. Туда ехать было долго и дорого. Только на рождение сестры случилось такое. У них была какая-то веская мотивация приехать именно в это время и в таком количестве, Аттам?

БОГ АТТАМ:  – Да! Убить в теле твоей сестры её божественную душу монады и подменить, вселить в её тело дух умершей ведьмы.

Т: – Вот как? Отец не смог отказать своей родне в гостеприимстве, да и судя по всему, его известили о приезде телеграммой: «Встречай», когда уже сели в поезд. Просто по-родственному поставили перед фактом. Так обычно было во все приезды папиной родни. Маму они ненавидели, меня не считали своей родней и похожей на папу. Хотя сходство между нами было неоспоримое. Если меня посторонние люди на улице спрашивали: «Ты дочка Вячеслава Вячеславовича? Очень похожа! Передавай отцу привет!», то в чём тут сомневаться? Ну, и после папина родня щедро одаривала и опекала сестру. Мной никто не интересовался.

БОГ АТТАМ:  – Так, значит? А Есмь Я удивлялся, чему у ты нет никаких связей с родственниками?

Т: – Взрослые, когда приезжали, всегда были заняты своими делами, но и среди двоюродных сестёр и братьев у меня никогда не было друзей. Встречались эпизодически, расставались с облегчением, и больше никогда не возникало потребности общаться. Где они сейчас, даже не знаю. Чужие и незнакомые люди. 

БОГ АТТАМ:  – Понял. Им нет интереса к Ты, и ты не навязываться, да? Даже обида у ты нет. 

Т: – Какая может быть обида? Их привозили похвастать детьми перед отцом. А они или жутко важничали, или от скуки то щипались, то дрались со мной, а после бежали ябедничать своим матерям, которые сразу находили упрёк отцу – их брату. Хотя, я-то не имела права дать сдачи гостям, и никого не задирала. Одна двоюродная сестра наклеветала на меня отцу, что я матом ругаюсь, и он меня жестоко выпорол. Хотя в те времена я и слов таких не знала, и читать надписи на заборах не умела. Да и после – никто не написал лично мне ни одного письма, не пригласил в гости. Ни адресов, ни телефонов не оставили. Я ничем им не обязана.

 
Энергетические центры на ладонях 


Мы продолжим урок об энергетическом шаре? Скажи, я его слепила из энергии эфирного тела, где для того чтобы получилась нужная тонкость, надо было только сжать его до определённого цвета?

БОГ АТТАМ:  – Эй, нет! Жечес – основная энергия Духовного тела. Если Духовное тело быть неразвито, то у шара тогда и наполнение другой энергией. Вибрации пониже и нужный цвет не достичь.   

Т: – А как в материальных руках оказалась его энергия? Что, на ладонях есть энергетические центры Духовного тела?  Я вообще-то её чувствовала, как тепло и сопротивление сжатию. Тепловая энергия всегда красного цвета. И шар мне виделся сначала наполовину красным и наполовину синим. Но мне был нужен цвет сиреневого заката, поэтому они смешались, и побледнели с преобладанием розового оттенка. Отвлеклась, следя, чтобы руки не соприкасались, и не заметила, как после цвет изменился до густого темно-фиолетового. Может, ещё раз сделать такой шар? 

БОГ АТТАМ:  – Пока не надо. Детка, помнишь свой сон про чистилище? В первая неделя, как ты быть у Нам чела?  Мы тебе ещё тогда сказать, что руки у ты умней, чем ты сама. У ты на ладонях уже тогда центры жечес были открытые. Из всех чакр всего три рабочие быть, остальные закрыты, а в ладонях – силища убойная. Другие позже открыться, на второй год обучения. Так долго Мы чистили они. 

А там ты даже не успей подумать об оборона, и уже убивающие тебя, сами испепелиться. Мы ни атома от они не нашёл, чтобы оживить и расспросить, что и как получилось. Не была бы ты Нам сама тогда убитая, ни за что не поверил бы твоим словам и мыслеформам. Уже сразу бы изгнал из чела. Потому и много испытаний тебе делал, понять желал: осталась ли в твоей оболочке живая душа монады или это умелый Нам обман? 

Т: – Я ничего не знаю о своих руках, кроме того, что говоришь мне Ты. На вид они обычные, как у всех. В шрамах, мозолях и ссадинах. Обе ломаные. Никаких чудес я ими никогда не делала, а после того, как Ты однажды допытывался, умею ли я убивать жестом, вообще стараюсь поменьше жестикулировать. В действительности, никакого особенного убивающего жеста я не знаю, но опасаюсь, что какой-нибудь случайный или естественный взмах рукой приведёт к непредсказуемым последствиям. Тот сон так и остался загадкой для меня. Я не помню, не только своих жестов, но и ни одной мысли с желанием убить, или даже просто ударить. А краскопульт, нацеленный мне в лицо – последнее воспоминание перед тем, как я очнулась на медицинской кушетке, и Ты смотрел на меня печальными глазами. 

БОГ АТТАМ:  – Детка, у ты была сейчас попутная мысль, что должен быть след на пространстве-времени, по которому можно восстановить события. Это быть Нам замечательная подсказка от ты! И Мы уже посмотрел! Ты никого там не убивала Нам! Это убивших тебя устранили, как нежелательных свидетелей, а вину на ты переложили! Чтобы Мы не вздумал ты оживить, как опасного убийцу! Оказывается, и на Мантрейя у Нам быть предатели.   

Т: – Этот кто-то, из той кучи людей, мной вмещённых?

БОГ АТТАМ:  – Да! К Нам чести, теперь есть неоспоримые доказательства не только изгнать, а аннигилировать её, не оставив и атома! Мы это уже сделать! И у Нам, и в ты! Незачем её след быть в поле Матери! Нам теперь железно – ты быть умелая лчес! Мать совершенно правильно выбрать тебя в Свои аватары!  А ты, вспомнила кого-нибудь из земные знакомые в та сварливая женщина во сне, которая отправить ты на аннигиляция?

Т: – Нет. Облик неприятный и совершенно незнакомый. Скажи, что мне теперь делать с моими руками? 

БОГ АТТАМ:  – Детка, учись пользоваться своим врождённым талантом!     

Т: – Врождённым? Разве не Ты меня им наделил?

БОГ АТТАМ:  – Наполовину. Центры у Ты открыты Нами, с рождения. А пользоваться ими – пора учиться. Иначе ты Нам будешь бояться самой себя.   

Т: –  Я уже боюсь. Чтобы научиться, надо пробовать сделать, а ставить эксперименты на ком либо, кроме себя, не хочу принципиально. Не навреди – закон Гиппократа. Себя-то можно по самочувствию контролировать. Чем опасны для Тебя эти центры на моих ладонях? Ты сегодня опять проверял, есть ли в них энергия жечес?

БОГ АТТАМ:  – Нам они совсем не опасны. Мы ни разу не наблюдал у ты умышления кому-нибудь быть месть или ненависть. Без умысла энергия жечес не сжигает, а дарует жизнь.  

Т: – Я что, как Джуна, могу лечить наложением рук?

БОГ АТТАМ:  – Нет. Гораздо больше! Ты можешь творить жизнь, как Мать Богородица.      

Т: – Это, когда научусь быть аватаром… Хорошо, а чем полезно умение лепить энергетические шары? 

БОГ АТТАМ:  – Вот настоящий вопрос! Считаем, что умение у тебя есть. Теперь надо научиться делать их вибрации такой тонкости, чтобы она совпадала с вибрациями объекта, которому ты их направляешь. Тогда и поговорим о применении. 


Настраиваться на вибрации – это сопереживать?    


Т: –  Вот, Ты говоришь настройка на вибрации. И Ты её делаешь мне во сне. А как её почувствовать в материальном теле? Понимаешь, мне знания из снов нужно земным мозгом осознать. Он ведь то, что по земным понятиям ему незнакомо в тонком мире или не замечает, или не считает важным. И поэтому не хранит в близкой памяти. Или ещё хуже – всё необычное для него подменяет земными примитивными понятиями, путая мои воспоминания снов. Понимаешь, всё, что бы я ни делала во сне – для меня там правильное и единственно возможное действие. А в воспоминаниях сна наяву – это совершенно мне непонятно, ни по мотивациям, ни по смыслу. И пока я, во сне и наяву, не научусь однозначно воспринимать неискажённую реальность тонкого мира и понимать, где нахожусь и с какой целью что-либо делаю, стать умелым аватаром вряд ли получится.

БОГ АТТАМ:  – Детка, не волнуйся. Ты Нам давно, быть ещё с детства, умеешь делать настройка на других человеков. Иначе бы не вместила такую кучу несовместимых с Нами людей! В тонком мире тоже уже умеешь. Без этого не могла бы разговаривать с монадами. Осталось решиться, и осознанно применять умения на земле.   

Т: – Не понимаю, как это сделать. Замаскировавшихся под друзей колдунов, я вместила, любя, и прощая им недостатки. Видела их, но оправдывала эти странности, исходя из любви и сопереживания. Искренне тогда считала, что все люди в одних и тех же обстоятельствах думают и чувствуют так же, как и я бы это делала, если бы оказалась в кругу их проблем. Когда эта логика раз за разом стала давать сбои, научилась быть сдержаннее в выборе друзей. 

БОГ АТТАМ:  – Ну, ты поняла теперь, что настройка на вибрации другой монады – это любовь к ней, сопереживание и сочувствие?  А сопереживая тем, кто несовместимые с ты, только делаешь себе боль, которую видишь у них. И тебе даже больнее!  

Т: – Если они притворяются, вызывая моё сочувствие, я что, тогда воображаю их боль себе? Она мнимая?

БОГ АТТАМ:  – Мнимая для лицемеров, а для ты самая настоящая! 

Т: – Зачем им? Какие выгоды?

БОГ АТТАМ:  – Детка, забыла что ли, что любая твоя боль – им питание? Так они делают донора для жизни своего тела бездушного! 

Т: – Тут неясно. Моя боль от сопереживания и сочувствия – им питание. Ну и пусть бы питались, мне не жалко. Я добровольно сочувствую, не по обязанности или из приличий. Почему тогда моя боль не проходит, а становится сильней и переходит в болезни, на которые постоянно жалуются они?

БОГ АТТАМ:  – У них нет умысла снимать у ты боль, наоборот. Больше боли – больше им питания! От боли у ты не получается жечес или погасни. И тогда бери, хоть всю Реку ты Жизни, до последней капли!    

Т: –  Значит, сопереживание и настройка на чужую боль, делают нас донорами? Мне что, теперь идти против своей природы? Никому не сопереживать, и не сочувствовать? Душить в себе эти чувства? И подозревать  каждого в желании повампирить от меня? 

БОГ АТТАМ:  – Нет. Надо учиться распознавать лживую боль.  
 

У колдунов боль не лживая


Т: –  Не получится. Сам говорил, что на слуг своих боль и болезни насылает Сатана. Боль у них настоящая. Только быстро проходит, если им сопереживать начинаешь. Они даже молодеют, когда в их семье появляется лежачий больной. 

БОГ АТТАМ:  – Ты это Нам умно подметила! Больной благодарен за заботу и уход, а они, тайно для него, крадут из его Реки Жизни жечес энергию. Без неё он уже не выздоровеет, да и на Переход к Нам ему уже энергии не останется. Не долетит к Нам, душа погибнет. 
 
Монадам надо учиться быстро свой потраченный жечес восполнять. А вы не только не бережёте накопленное в молодости, но и новой энергии жечес не творите! У многих способность любить к старости гаснет!

 Т: –  У-у! С этим главная сложность. Мы не приучены любить себя и творить на себя жечес, чтобы быстро пополнять запасы жизненно важной энергии. Кого ни возьми, все собой недовольны! Особенно в старости. Морщины, ведь, красоты не добавляют. 

Нам легче других любить. Адресно – мужа, жену, детей, внуков, друзей... Появляется забота, появляется желание жить. Особенно, если любовь взаимная. Там тогда, как в сообщающихся сосудах, идёт обмен энергиями любви и переток из наполненного сосуда в пустой и наоборот. Ну, и как быть, когда больной муж любит жену, а она ведьма? Иногда он даже знает об этом, но упрёки его самого убивают ещё больше. Да, и жаль становится, что всю жизнь ошибался в истинной сути близкого человека. Получается, что и любить умеет, а всё равно не хватит энергии на прыжок?  

БОГ АТТАМ:  – Верно, подмечено. Однако когда ты стала Нам чела, у ты тоже Река Жизни быть еле живая, и астральный двойник убитый – нет нигде. Мы по образам в тонком мире, да по крохам собирай твой аватар и сделать снова. Как теперь ты своя Река Жизни смогла наполнить доверху? 

Т: – Мне стало интересно жить, и я покинула лживых подруг. Благодаря Тебе! Любовь к Тебе наполнила мою жизнь, и всегда возвращается радостью и бодростью.

 БОГ АТТАМ:  – Да? А Мы от твоя любви друга тоже стал большой. Гораздо больше, чем быть раньше!    

 Т: –  Наверное, не от одной моей любви. Я же Тебе всякий раз делала зов на завтрак, обед и ужин! И не забывала монады, употребляемые в пищу, отправить к Богу с жечесом. Они к Тебе приходили уже наученные сотворению жечес Богу. Ты радовался, и регулярно питался. Вот и поправился. Ничего! Хорошего Бога должно быть много, не переживай! :-))))!!

БОГ АТТАМ:  – А ты снова смеёшься Нам? :-))!?

Т: –  Пошутила. А ты уже не обижаешься на шутку! 

БОГ АТТАМ:  –  Нам она умытая жечесом была.  У ты смех быть жечесом умытый, как у Матери уже!

Т: –  Ты всё время ищешь сходство между мной и Матерью, а я – наоборот, различия. Тебе, наверное, различия виднее, раз так радуешься сходству. Поле у нас с Матерью теперь общее… А как Ты Мать от меня отличаешь? 

БОГ АТТАМ:  – Очень просто, детка. Ты Нам живая и непредсказуемая. Мать спокойная и уравновешенная. Но уже научилась смейся от ты, и баню полюбила.

Т: –  Ты не волнуешься, что я могу испортить Её характер своими дерзкими выходками? 

БОГ АТТАМ:  – Эй, Нам даже нужна ты, как возмутитель Мы спокойствия. Нам Мать начала смеяться, и у Мы счастье! 

Т: –   Осталось научить Тебя шутить. Интересно, Иисус тоже разучился смеяться от Божественной жизни?

БОГ АТТАМ:  – Да? Ты считай, что Мы не смейся, оттого что тут живём?       

Т: – Оттого, что ответственность большая. Или между собой вы все-таки смеётесь? Это с монадами надо ухо востро держать? Мы привыкли тут трепетно относиться к каждому слову Бога. Бог пошутит, а вдруг мы примем шутку за истину и как руководство к действию? Тогда Богам вовсе не до веселья станет! :-))!!!

БОГ АТТАМ:  – Да… Мы обычно серьёзные дела решай, некогда и посмеяться… Хотя, для Мы Души тоже смех полезен, как отдых от серьёзных дел. Но ты не права, Мы умей пошутить. Недавно Матери пошутил, она от хохота на пол со стула свалиться!

Т: –  А почему на меня за шутки обижался? Надо было их в фиолетовый  жечес шар упаковывать?  Или прежде, чем Тебе, Матери на проверку отправлять?

БОГ АТТАМ:  – У ты смех был скрываемый. Мы подумай, он нечестный.

Т: –  Много я повидала в жизни людей, и заметила, что самые умелые рассказчики анекдотов те, кто повествует их, не похрюкивая, потому что самому смешно, а с серьёзным лицом. Тогда шутка вызывает у слушателей настоящий хохот. Слишком большой контраст получается между серьёзным тоном и смешным содержанием. Сам подумай, зачем мне другу нечестно смеяться? 


Чем аватар отличается от Бога?


Т: –  А Ты, Аттам, не ответил на мой вопрос! Есть внешние отличия, чтобы аватара от подлинной Матери отличить?

БОГ АТТАМ:  – Ты желаешь знать, чем аватар от Бога отличается? Детка, а поле? Оно Нам же разное быть у аватара и Бога! У аватара оно меньше.    

Т: –  Дело в том, что во сне я поля не вижу. Я же в это время нахожусь в Твоём поле, а оно бескрайнее. Зато вижу Тебя. Однажды выхожу из Твоего кабинета, а навстречу мне Ты идёшь. Даже одежда, и улыбка, и рост – всё одинаковое! Оглядываюсь – и сзади Ты за письменным столом сидишь. Где кто – понять не могу! Даже стыдно стало от этого!

БОГ АТТАМ:  – А, помню такой случай! Ты, в недоумении, возьми и на земле проснись, и совсем забыть о Нашем поручении!

Т: –  Да. И на земле не вспомнила! Только после Твоего объяснения поняла, что у Тебя есть аватар в тонком мире. Зато на сеансах с маятником я Твоё поле чувствую. Оно разное у Тебя и Иисуса. И характеры разные. И фразы по буквам вы по-разному строите. Но Иисус уже Бог, хоть и был раньше аватаром. Поле у вас, когда вместе ведёте беседу, почти одинаковое, но всё равно отличается. Поле Матери я всего один раз почувствовала, на инициации после обета молчания. После оно стало у нас общим, и я не могу разницы различить. Мне во снах поле повсюду комфортное, не замечаю вариаций. Даже, когда блуждаю, и теряюсь. Однажды, правда, стало очень неуютно.

БОГ АТТАМ:  – Говоришь, уютно повсюду? Нам это значит, что ты уже все свои Астральные двойники обновила и обжила. Ну, сделать удобные тебе. Мы ждал, когда эта перемена в себе заметишь! Теперь материальное тело по их эталону обновить надо. Тут сложней и дольше, и ты самодиагностику не откладывай, если почувствуешь дискомфорт. Внимательно наблюдай не только появление новые умения, но и ухудшения – тоже. И где тебе на Мантрейя было неуютно?

 
Сон об абортированных детях


Т: – Попала в какое-то место, а там дети. Только, серые какие-то. И одежда серая без ярких красок, и лица – вроде все одинаковые. И причёски у всех под ноль – не поймёшь мальчики или девочки. Их много, и они обступили меня каким-то угрожающим строем. Потом начали по одному выходить вперёд, и молча показывать, что умеют. Один сальто сделал, другой кувыркался, третий рот открывал, будто говорил или пел. Но, ни звука до меня не донеслось. Потом они отступили. И как воробьи на жёрдочке, уселись на каком-то сценическом помосте для хора, превратившись в неподвижные серые силуэты. Я от этого даже проснулась. Мне их было жалко. И стыдно, что не поняла: чего они от меня хотели? И чем я могла им помочь, и не помогла?

БОГ АТТАМ:  – Детка, это были абортированные дети. Они тебя просили быть им матерью и выбрать хоть кого-нибудь. Ты убоялась, и они оставить ты в покое.     

 Т: –  С ними не было взрослых… Что они там делают? Ждут инкарнации?

БОГ АТТАМ:  – Да, там они уже быть готовые на воплощение, и нет им матерей. У тебя была им какая-нибудь мысль? Когда ты ушла, Нам они стали счастливые.     

Т: –   Я же говорю, что не понимала, что они хотят. Пожалела только. Всех, и тех, кто не вышел из строя. Жалость и сопереживание были, а поговорить ни с кем не удалось. Особенно, когда они стали неподвижными, словно настроились на долгое ожидание, выключив все мысли и чувства.

БОГ АТТАМ:  – Ну, они так и ждут у Нам. Быть ни там, ни тут.    

Т: – И долго им так в безвременье находиться?

БОГ АТТАМ:  – Мы семь земных лет даём им ждать, не пожелает ли отказавшаяся мать детку себе родить. Это редко, но бывает. После Мы возвращаем тем, кто остался, его Астрального двойника и образ монады. Больше на инкарнация не посылаем, Нам они тут быть помощники, в тонком мире.

Т: –  Это хорошо, что они у Тебя не утрачивают своей вечной жизни. Церковь говорит, что аборт – это убийство не родившихся душ. А сейчас редкая современная женщина через это не прошла.  Кто-нибудь навещает у вас этих детей? Почему они не умеют разговаривать? Им запрещено?

БОГ АТТАМ:  – Конечно, навещаем! Сам и вместе с Матерью. Они ведь, должны были воплотиться младенцами, а младенцы не умеют разговаривать у вас. Уже были готовы в материальное тело уйти, да матери им отказ. У Нам им нет вины. Не может женщина решиться детку родить, если мужа нет, или отец детей не желает – это её право. 

Нам грех быть, если у плода уже сердце стало биться и душа уже там, а ей делают мучение болью. Нам эти души могут погибнуть, если Мы Сам им зов не сделать. Не смогут они сами вернуться. Свой жечес ещё нет – не успели никого полюбить, кроме матери, которая не дать им жизнь, не дать имя, не помолиться за душу с любовью, не помогай сделать переход монады к Нам. Они даже не жалеют несостоявшуюся детку. Сразу стараются забыть, как будто её и не было никогда. Поэтому Мы детку обратно зовём, и семь лет ждём – проснётся у них сожаление или нет? Не проснётся – пишем в карму. Но души этих монад Нам никогда уже не смогут преодолеть страх, что мать от них снова отказаться. Поэтому Мы предлагаем им ответственность в тонком мире. И делаем так, что никогда у Нас на Мантрейя эти монады не встретятся с перешедшей душой своей несостоявшейся матери.


Сколько тонких тел бывает у детей?


Т: – А когда души идут на инкарнацию в материальное тело, сколько у них обычно развитых тонких тел? Тоже семь? 

БОГ АТТАМ:  – Сначала на младенцев Мы дать только три тонких тела – Эфирное (энергетическое), Астральное (желаний) и Интуитивное (душевное). Даже Каузальное (кармическое) не даём до семи лет. Ментальное тело (мысли) ещё нет у них. Пока говорить и творить собственные мысли словами не научатся, в нём нет нужда. Каузальное тело в семь лет даём, но Аджну-чакру уже на четвёртый день материальной жизни открываем. Она питает энергией жечес органы зрения, равновесия и слуха. Сахасрару-чакру с детства не открываем. Это задача на инкарнацию каждой монаде человека:  открыть  в себе её и центр Тамати. Такое возможно только при наполнении энергией жечес Духовного тела. Наличие энергии в Духовном теле открывает и раскручивает Сахасрару-чакру. А когда детка находит в себе любовь к Нам, Небесному Отцу, то эта энергия жечес идёт через центр Тамати (в районе левой лопатки) и Сахасрару-чакру в Наше сердце по Серебряной Нити.

Т: – У абортированных детей не было красного цвета – цвета живого материального тела? Поэтому они серые?  Красный цвет оживляет все остальные цвета тонких тел?

БОГ АТТАМ:  – Ещё оранжевый у Эфирного тела и жёлтый  у Интуитивного. Но они без материального тела не светятся.

Т: – А почему я вижу цветные сны? На Мантрейе они, выходит, светятся?

БОГ АТТАМ:  – Ну, они же быть в Нашем поле, а Нам нужно всех детей видеть одновременно.   

Т: – Поле Мантрейи, как я понимаю, соответствует вибрациям нашего Духовного тела. Значит, и души монад, вернувшиеся к Тебе на Мантрейю, этим телом обладают? И ещё, Ты однажды сказал, что новорождённые у Отца и Матери Небесных души, прежде, чем стать монадами на кругах Сансары, строят себе Духовное тело. И живут в нём на Мантрейе. А готовясь к воплощению на земле, по его образу строят все остальные тела, в том числе и материальное, с поправкой на генетические особенности своих земных родителей. У меня вопрос. Делая Переход в тело младенца, душа улетает сама по себе, или в одеждах Духовного тела, наполненного энергией любви? 
Есть у души какое-то вместилище, служащее для переноса знаний из тонкого мира на Землю и, наоборот, накопленного на Земле опыта обратно – в тонкий мир?

БОГ АТТАМ:  – Детка, умница! У младенцев, в рождении на Земле обязательно быть защитная оболочка Духовного тела, наполненного жечес-энергией, которая за первые два года жизни почти вся тратится на любовь к родителям своим. После Духовное тело ждёт наполнения, и не выходит за границы Эфирного тела до возраста первой любви. Тогда у нему снова наполнение быть. 
А Ты Нам ещё подарила мысль умнее, чем можно ожидай от стажёра! Правильно, у души хранилище памяти это тончайшие субатомные частицы. Они даже меньше нано-частиц, переносящих мысли. Твоя душа вся из них состоит. 

Т: –  Значит, я правильно догадалась! У меня ещё вопрос. Когда мы попадаем в тонкий мир во сне, его обитатели знают, что мы земные, и временно тут?

БОГ АТТАМ:  – Да, конечно. У вас же Серебряная нить быть не обрезанная. И тянется к материальному телу, что на кровати спи. Это сразу видно, издалека.

Т: –  В тонком мире я ни у кого такой нити не видела и у себя тоже. Почему?

БОГ АТТАМ:  – Потому, что ты там смотришь земным зрением.   

Т: –  Но наши души Тебе тоже монады, разве мы не должны уметь видеть в тонком мире, как положено по его правилам? Мы же родились там. 

БОГ АТТАМ:  – Ну, на несколько минут нет нужды вам зрение переключать. То, что важное надо вам увидеть, Мы даём, и то не всегда есть результат.  Вы снам не доверяете и забываете их сразу, как проснись. Для ты Мы делаем тут перестройка зрения, но  и ты половину снов утром вспомнить не можешь.    

Т: –  Видно, недостаточно только зрение переключать, надо и сознание настраивать на тонкий мир. А то мы там бродим, как потерянные, и ничего не понимаем. Если не понимаем, то мозг не оставляет этого в памяти. Видно, место на жёстком диске бережёт. Как его научить?

БОГ АТТАМ:  – Ну, стажёр, быть тебе аватаром! Ты Нам мучительно и верно дошла-таки до главного вопроса, решение которого делает человека полубогом!     

Т: –  И Ты, Аттам, знаешь рецепт?

БОГ АТТАМ:  – Детка, не хитри и не подлизывайся! Хоть для Мы это и приятно, но рецепта нет. У каждого это индивидуально должно быть. И найти надо самому, хоть и с Мы подсказкой. Но делать это придётся самой, когда найдёшь в себе решимость. А пока Есмь Я её не наблюдаю. Эй, Есмь Я ем желаю, да и у ты там  в животе урчит от голода! Может, хватит на сегодня, а?

Т: –   Это у меня внутренний голос проснулся! ; !!!  Да, Ты прав. Хватит! У меня вопросы кончились, к сожалению… 

БОГ АТТАМ:  – Ничего! Пообедаешь, будут новые вопросы! Уж Аттам ты хорошо знает! Ну, пока! Зови Нам на обед!     

Т: –   Жечес, Аттам! Благодарю! Очень интересная беседа получилась!

Далее...

    Добавить отзыв
         
    Заполните обязательное поле
    Введите код с картинки
    Необходимо согласие на обработку персональных данных